Библиотека Форума "Бедная Настя"

"Непорочное утро". Автор - Auteur Noir.

Название: Непорочное утро.
Рейтинг: PG-13
Герои: Владимир, Луиза, которая никакого отношения не имеет к Лизе Д. Мне просто нравится это имя.
Сюжет: зарисовка, которая к БН имеет весьма туманное отношение.


Ноябрь 1998, Париж.

Луиза проснулась, когда хмурый рассвет проник в комнату через неплотно закрытые шторы и оставил на полу бледную холодную полосу. Рядом спал он. Луиза помнила, как они познакомились. Вчера, на вечеринке по случаю показа новой коллекции Gucci, Натали, ее подруга, подвела к ней молодого человека с приглушенным взглядом, чьи глаза, были подведены черной перламутровой подводкой.
- Луи, это Владимир Корф.
- Владимир, это Луиза Де Ла Рош.
- Луиза – модель, бла-бла-бла
- Владимир – бла-бла-бла
Луиза при первом взгляде на Владимира подумала, что она очевидно не в его вкусе, да и он ей не понравился, Натали исчезла, устроив так, словно они случайно встретились. Это и было случайно, а случаем их была Натали. Владимир предложил Луизе взять по коктейлю. Андре – владелец модельного агентства - просил ее не покидать вечеринку, пока все ВИПы не разойдутся, ведь Луиза должна стать ведущей моделью, открытием в мире моды, весной ее лицо украсит VOGUE, специальный кастинг для Elle, ведущая манекенщица на показах Версаче и Маккуина. Она должна быть везде и повсюду, каждый должен запомнить ее лицо, глаза, волосы, кожу. Она будет нарасхват, а поэтому она должна работать на свой имидж. Андре просил быть небрежной, нервно пожимать плечами, но главное - быть на той вечернике весь вечер. Он просил…он много чего просил. Луиза сделала все наоборот. Владимир захотел прогуляться, и она согласилась - он поймал такси, они ехали по ночному Парижу, пили шампанское, смеялись, несли всякие глупости. Ей стала прохладно в тончайшем шифоновом платье, Владимир закутал ее в свою крутку. Он ей понравился, потому что не смотря на его спокойное по сравнению со всеми фэшн жертвами той вечеринки поведение, она чувствовала в нем надлом, словно человек сорвался…может быть, ей показалось. Владимиру нравилось повторять ее имя Луиза, Лу-и-за, почти нараспев. В его номере, Владимир скрутил джойнт, и когда он передал сигарету Луизе, ее обожгла мысль про Андре. Ее выгонят, ее выкинут, ее выбросят - лавиной пронеслись в ее голове истории, услышанные от девочек–моделей, про то, что с тобой будет, если ты не выполняешь условия контракта. «До тех пор, пока ты не Наоми, ты четко следуешь инструкциям».
- С тобой все в порядке?
Она, как дура, сидела на кровати, с джойнтом, скрученным из газеты с кусочком фотографии Кейт Мосс.
- Я курю Кейт Мосс? – ее голос прозвучал глухо.
Владимир рассмеялся.
- Ты куришь Кейт Мосс!
Владимир стянул черные мерцающие лямки и стал целовать ее мраморно белые плечи.
Он сказал, что ее любит
Он сказал, что любит Луизу
Он сказал, что любит имя Луиза, потому что Луиза – это боль и еще что-то…тут ей пришлось повернуться и помочь ему расстегнуть платье. От Гальяно.
Она ему поверила, потому что люди под кайфом всегда говорят искренне, люди под кайфом, всегда думают, что услышанное ими правда.
Он думал, что любит ее.
Луиза поверила, что Владимир любит ее, и влюбилась.
Они обманули друг друга.
На вечер.
На ночь.
Навсегда.
Утром Луиза откинула с себя его руку, неслышно прошла в ванную. Промокнула оставшиеся капли воды с плеч. Платью конец. Мало того, что сломался замочек, но эти прожженные дырки… его же напрокат взяли. Хорошо в косметичке нашла булавку. Сначала она захотела взять куртку, не очень-то прилично вываливать из чужого номера в помятом вечернем платье. А потом ей стало все равно.
- Мне все равно. Я никогда больше не вернусь сюда.
А когда люди не возвращаются, им все равно, какое впечатление они оставят.

Луиза вышла из отеля прямо в утренний холод. Она никогда не видела утро в Париже в ноябре. Оно было серое, настолько серое, что было больно смотреть: обволакивающее, пронзительное, как тупая боль. В виске или сердце. Здания были серыми, мостовые были серыми, серыми были даже красные вывески и черные такси – все казалось воплощением серого цвета. К ней подъехало такси. Она села в машину и пока ехала даже не удосужилась придумать причину своего внезапного вчерашнего исчезновения.

***

Январь, 1999 Париж, аэропорт CDG

Л_У_И_З_А. Чужое имя всплыло у него в голове, как раз в тот момент, когда он предъявил билет и паспорт в аэропорту Roissi. Игра в ассоциации, если Кейт, то мох*, если Джоди, то ребенок**, если шоколад, то черный и горький, если город… Владимир потер висок, игра в ассоциации внезапно утомила его. Он поднялся в VIP-зал и взял чашечку эспрессо. Кто такая Луиза? Имя не вызывало у него никаких ассоциаций. Опустошенность, вызванная новогодними праздниками, карнавалами, вечеринками, перетекающими из одного клуба в другой, кокаином и потоками блестящего шампанского, не позволяла опуститься в самую глубину воспоминаний.
- Все на кокаине, - вслух сказал Владимир, словно оправдывая себя.
- Что? – К нему повернулся пожилой мужчина в элегантном пиджаке и таких же элегантных солнцезащитных очках.
- Ничего, - Владимир уставился на дно чашки, словно он мог укрыться в ней, как улитка в домике.
- А вы случайно не…?
- Нет, не случайно и не специально, - он встал.
Глупый поступок, которым он показал, что он - это он. Его спас Голос с металлическими нотками, который пригласил пассажиров на посадку. Через сорок минут белый самолет взмыл в воздух.
Когда самолет набрал высоту, к Владимиру подошла стюардесса и протянула журнал.
- Это что? – Небрежно спросил Владимир.
- Вам просил передать один пассажир.
- Спасибо, - Владимир почему-то вспомнил мужчину, который пытался с ним заговорить в баре.
С обложки смотрели огромные грустные мутно-зеленые глаза. Он открыл статью, пробежал по ней глазами. Луи де Ля Рош, она стала знаменитой в тот момент, когда папарацци щелкнули ее ранним парижским утром, выходящим из такси в израненном платье от Galliano. Самих фотографий не было, но Маккуин сказала, что утренняя девушка – это символ изломанной красоты, а Вивьен Вествуд тот час пригласила ее участвовать в своем дефиле. За несколько дней эта девушка стала символом и богиней уходящего века. Он равнодушно пожал плечами и закрыл журнал, еще раз взглянув на обложку. Ему показалось, что в огромных глазах присутствует какой-то надлом, какая-то невысказанная печаль, но Владимир лишь пожал плечами, отложил журнал в сторону и попросил стюардессу принести виски со льдом.

* Кейт Мосс. Moss (англ.) – мох
** Джоди Кидд. Kid (англ) - ребенок

Форум "Бедная Настя"