Коматозная Настя - Новый взгляд на сериал Бедная Настя
  Секретные материалы по делу Коматозная Настя Коматозная Настя Герои Бедной Насти в комиксах ДАННЫЕ, ПОЛУЧЕННЫЕ В ХОДЕ НАБЛЮДЕНИЯ ЗА ПРЕСТУПНОЙ ГРУППИРОВКОЙ. Можно говорить, если есть, что сказать
 

 

Настя Огребнина. Мыло в стихах. Автор - Hellza.

Абырвалг всем вам!
Типа не зрителя забавить,
Что тупо пялиться в экран,
Типа не ржать над сим в угаре,
Что есть назваться сериал…
Ведь мыло тоже временами,
Бывает даже ничего,
Хотя по-моему, местами,
Кромешный бред сплошной оно.
На это, зритель, вы забейте,
Усядьтесь глубже на диван,
Gin Tonic-а в бокал себе налейте,
Разрежьте пару яблок пополам,
Включайте свой TV и наблюдайте,
Как бесится дворянство на селе,
Которое всегда навеселе,
Как банды Петербурга зажигают,
А Бенкендорф вот-вот их обломает…

Том 1. (122 главы) Глава 1.
I.
«Мой дядя нудных заморочек,
Как с дубу рухнул поперек,
Так захавал весь спирт в поместье,
Что круче выдумать не смог.
Спирт первосортный, медицинский,
Спихнул его нам доктор Штерн,
Что не втыкает ни бельмеса
Про нелегал и прочий хер.
Теперь в джакузи пьем мы водку,
Лакаем литрами абсент,
Горилку потребляем с бренди,
Текилой запиваем клей.
Тазами квасим мы в подвале
С бароном виски и глинтвейн»,

II.
Так думала одна чувиха,
Сидя на пыльном чердаке.
Стоял с ней рядом синтезатор –
Расстроена, задолбана, разбита,
Без клавиш уж YAMAHA та была –
Иванычу - барону – наплевать,
На чем ему Платонова Анютка
Все играет. И где ж ему
Для ушлой крепостной все новое достать?
Скажите плиз Иванычу скорее,
Где есть такие рыбные места?
А так – что не найдет в помойке сынку
Все Аньке отдают – совсем не жалко:
Б/у иль Second Hand – для ней нормально.

III.
И тут с тоски завыла наша Анька,
Что нет у ней ни туши ни помады,
Да так завыла громко и протяжно,
Что стекла в Зимней хате государя,
Которую дворцом еще зовут,
Повылетали нафиг и тотчас же
Отряд ОМОНа выслан был туда,
Откуда волны ультразвука доносились.
Источник колебаний разыскали,
И стали все барона допекать,
«Идите на хрен, вы меня уж заебали!»
Ответил им дедок. Тогда решили,
Анюту взять в SECURITY имперский.
Зачем? Сигнализации заместо.

IV.
Тем часом Вовик – сын барона,
В Планете-Фитнес зажигал,
Эстет с экзотом от рожденья,
Он с друганом своим пиарил,
Себя любимых перед светом:
Устроить поножовщину ведь модно,
В особенности в тренажерном зале,
Нехай что ножики те были ятаганы…
А мож и финки, кто их, гадов, знает.
Вован всегда был парень на понтах,
И по сему не задержался он в ментах,
И рано очень стал наркобароном,
Но Михе иногда он тоже помогал,
Ловить своих подельников в притонах…

V.
Пока Анютка выла на дедулю,
Не мог ее достать даже спецназ.
«Я не прошла ЕГ, я дура на фиг!» -
Вопила Аннушка, на что барон тогда
Ей вольную хотел уж подписать,
Лишь бы она заткнулась на минуту,
Но тут пришла малева из дворца,
Из самой Зимней хаты государя,
Что Анна щаз на госслужбу взята,
И будет выть на царь - автостоянке
Сигнализации заместо Alligator.
Барон смекнул, что это будет клево,
Спихнуть девицу на потребу государства,
Запаковал он Нюрку в сумку и отправил.

VI.
А в Зимней самой хате государя,
Которую дворцом еще зовут,
В тот час наследник трона Алексаня
С полячкой Ольгой истязал батут.
Все позы из индийских книжек,
Что временами эпосом зовут
Стажировала пара без задержек,
Так что не выдержал старинный их батут.
И лопнул невзначай он прям посередине,
Где прыгать так любил ночами Николай.
На звук поломки принеслась дружина,
Искать мокрушников, рецедивистов и громил,
Но Саня объяснил им чистой феней -
Доступно (с матом): он сюда не заходил.

VII.
А Ольга тихой сапой просочилась
В чулан своей подружки Репниной.
Но та уж больно сильно развонялась,
Как так, кто смел тревожить ей покой.
Воняла она долго и противно, набила
Ольге очень стремненький фингал…
Покой ее вдруг вынырнул из одеяла,
И тоже стал качать свои права…
Тут Ольга чуть в окно не грохнулась – смеялась,
Да так, что зубы выпали слегка.
Покой тот оказался Дрюсей Троеруким,
Что вместе с Ржевским покорял полка,
Деревни, села, бани и поместья -
В одном из них жила Наташка Репнина.

VIII.
Когда бандитский молодняк смекнул,
Что все свалили – что харе пиарить,
Себя любимых перед ушлым светом,
Миха тотчас свалил в дворец иль кабаре,
А Вовик деру дал в родную хату,
Чтоб кофею попить и ванну предпринять,
Ведь вечером ему на тусу подгребать.
Успел перехватить у бати сумку с Нюркой,
После чего она завыла втрое громче,
На ухо Вовику – его аж колбаснуло,
Пришибло малость липовою дверью,
Слетевшей с петель от протяжных звуков.
Нюрка сидит и ржет. «Вот укурилась!» -
Рявкнул Вован на Аньку прям как маршал Жуков.

IX.
Решил он выпороть негодницу в конюшне,
Но вспомнил – нет конюшни, есть гараж.
А в гараже ведь можно и машину,
Случайно плеточкой иль веничком задеть.
Забил он на наручники, решил побоем,
Моральным и словесным припугнуть.
А Нюрка только рада – мазохистка -
Врожденное, что ж с этим будешь делать?
Ничем ее таким и не проймешь.
А ухо Вовкино меж тем уже распухло.
И приказал он Аньке дверь чинить.
Потом решил послать ее, но не куда попало,

А в лавку, чтоб купила там бухло,
Для уха. Не дай бог отвалится оно.

X.
А на селе тем временем один мужик,
Карл Шулервич Модестыч – гусь немецкий,
Примеривался к коду сейфа-бара,
Где старикан Иваныч прятал деньги.
Отмычки он давно все перемерил,
Бронированный ящик, что ж поделать!
Но вспомнил тут немчура, что Иваныч,
За что-то уважает номер 812.
Его он и набрал. Ларец открылся -
По пояс завалило Карла героином.
И впал мужик тут от такого в кому,
Пока его одна нахальная девица,
Без комплексов, но все же крепостная,
С кликухой Пенька не нашла и откачала.

XI.
А в резиденции соседней в это время,
Где Троерукие мутанты обитают,
Шел спиритический сеанс мадам Сычихи,
Которую все ведьмой величают.
Наркологом работала мадама,
Пока не выперли ее с район-больницы,
За крупный передоз марихуаны,
И недоздачу при учете клофелина.
Теперь мадама частно практикует,
Свои познанья в сфере токсикозов,
А так же промышяляет дама Вуду,
Взывает к духам, к героину приучает,
Гадает на Таро кому возможно,
Грибочки ядовитые распространяет.

XII.
Тем временем к фазенде Троеруких
Подъехал БТР хозяйки МарьХуанны.
Гестапо бывшая, шпиёнка-камикадзе,
Из тачек бронетранспортеры токмо уважает.
Пока въезжала МарьХуанна во владенья,
Слегка подраздавила танком немца Карла,
Который в ломке прыгнул под колеса,
Приняв за лифт машину МарьХуанны.
И пять пакетов наркоты оставил
На попечение гражданки из Андорры.
И уж потом она резиновой дубинкой отпинала,
Заб Джуда пенсионного пошиба,
Который скомунизмить собирался
Все пять пакетов Шулерского героина…

XIII.
К полудню в Зимней хате государя,
Которую дворцом еще зовут,
Калина с толстым гримом на фингале,
Свой променад свершала по двору.
С Наташкою они уж помирились,
(У ней точно такой же был фингал)
А Дрюся наш кудай-то испарился,
Должно быть к черту на кулички ускакал.
Царенок поджидал их в подворотне,
Надеясь дурочек своих врасплох застать,
Под нос себе все напевал он «Булки»,
Но только начал он Наташку обнимать,
Как вдруг огреб по самые по гланды:
- Я в Шао-Линь училась, твою мать….


XIV.
Сычиха тихой сапой все колеса,
И шприцики спокойно заховала,
По тумбочкам, по сейфикам и шкафам,
Которые могла найти в поместье,
Презентовала Лизхен - старшей Троерукой
Полынный веник и Таро колоду,
Сказала пару непристойных фраз,
Чем довела малую Соньку-золотую-ручку
До состояния короткого такого,
А мож и длинного такого замыканья.
И вмиг ретировалась, увидав,
Хозяйский бронетранспортер на горизонте,
Захапав Троеруковского серебра
В карманы про запас, и даже с горкой.

Маман Хуановна открыла крышку люка
И вылезла на воздух из своей консервы.
И тут увидела она как по кустам урюка
Сычиха с Танькой шарятся – две стервы.
Достала МарьХуанна из футляра АКМ
И очередь всю по кустам в миг разрядила,
Ну а потом, чтоб закрепить эффект,
Дубинкою резиновою Таньку отходила.
Войдя во вкус, продолжила на Соньке,
Хотела перейти уже на Лизхен,
Но та не лыком шита, без базара,
Решила припугнуть маман наркобароном.
Тогда Хуанна прямо из кармана
Достала пять пакетов героина без прикола.

XVI.
- Маман, катитесь вы в свою Андорру,
А лучше прямым ходом в Гондурас,
И собирайте нам дитям, там помидоры…
- Лизхен, молчать! – …маман с какого хрена

Заткнуть свое хлебало я должна?
Меня и Соньку уже просто за*бало,
Как вы орете, блин, всегда по полчаса!
И хватит, мама, делать вашу рожу,
Пардон, лицо, что мордою зовут,
На чемодан до жути, блин, похожей!
- Доча, фильтруй базар! Ты зарвалась!
- Маман, да ладно вам, про вас все знаю.
И не фига ганджой своей меня пугать!
- Лиза, ты снова…право… не втыкаю… Соня!?

XVII.
А дуся Сонька-золотая-ручка, разумное дитя

6 класса, в котором обитает третий год,
Нашла уже Сычихины заначки,
Распиханные прямо под диваном.
Скурить успела Сонька три кальяна,
Занюхать целых два пакета клея,
И ЛСД уж в рот свой заховала,
Когда маманька это дело присекла ей.
С расстройства села Сонька прямо на пол,
И, выпучив моргалы, заикала:
«Оранжевая жопа на душе,
Оранжевый Volkswagen в гараже,
Оранжевые стринги на тебе,
Оранжевое бренди на столе…»

XVIII.
Хуановна послала дочь куда подальше,
Пошла к Сычихе учинять разборку.
Но не учла княгиня, что мадама,
Бронекольчужку носит, где хранит махорку.
В окопе МарьХуанна поджидала,
Довольно долго тетеньку Сычиху,
Ну, а когда та мимо шкандыбала,
Решила расстрелять нахальную чувиху.
Сычиха тоже время даром не теряла,
Пустила в террористку мощненьким запуком,
Да быстро так, что даже не догнала,
Зачем на людях потребляет Вуду.
Григорий крепостной в кустах тогда сидел,
В биноклю на злодеек пристально смотрел.

XIX.
А в стольном граде Питере покамест,
Нюрка Косматая все зажигала,
И в барский дом она бухашки натаскала
Десятый ящик. Честно. Без базара.
Бароны оба были так уж ей довольны,
Что даже отдали приказ слоняться «вольно»
По городу, пока, до темноты,
Потом должна залезть она в кусты,
Околь имперской той автостоянки,
Мигалку прицепить к космам своим туды,
Где люди носят шляпы и панамки,
И если кто-нибудь попробует угнать,
Самодержавный лимузин аль вседорожник,
То выть должна Анютка как таможник.

XX.
Решила Аня на карманные расходы,
Себе любимой малость подработать…
Вором-карманником она ведь не хотела,
Прослыть в свои младенческие годы.
Взяла ведро, бадейку с краской, помазочек,
Одела фартук и на голову платок,
И вдруг узрела розовый веночек,
Что на шоссе валялся прямо поперек.
Такой прикольной модной безделушки,
Ни в жизнь нигде не видела она.
И зачесались вдруг у Нюрки руки,
Себе захапать бижутерию сперва,
Решила Аня, а потом забор докрасить.
И под колеса иномарки бросилась она.

Глава 2.

I.

Такси та иномарка оказалась,
В ней ехал мент Мишаня в свой притон,
На встречу с Лексом-сан, своим паханом,
На крыльях ветра торопился он.
Ну а когда Анютка подвернулась,
Все тормоза старался выжать он,
Но его тачка стремно разогналась
Остановиться ему было не дано.
И под машиной Анька оказалась
В обочине Мишгану парковаться суждено.
А Нюрке было все тогда по барабану:
Подумаешь, что сломана нога,
Решила Анька здраво, что страховку,
Ей получить от Михи не судьба

II.

А вот соседство рядом ДПС-а
Не радовало Нюрку никаким,
Ну, даже самым левым, самым боком,
Вот Михе волноваться не было причин.
Дать деру Нюрка тут же вдруг решила,
И резко припустила стрекоча,
Оставив Репу одного на перекрестке,
C измазанным передником в руках.
Тот только начал клеиться к Анюте,
Уставившись на силикон под ее декольто,
Но был обломан нагло, без прикола,
Как будто он не князь, а рядовое чмо.
Тут насморк объявился пришлось Репе
Сморкаться в Нюськин фартук абы кто.

III.

А на селе тем временем один мужик,
Админ села Корфятник гусь немецкий,
Который обещал отправить в Геленджик
Полину-рыжую, что Пенькой величают,
Вдруг отошел от героина и решил,
Что жизнь наша кромешный, блин, театр,
Ромео и Джульетту немец поспешил,
Поставить как Историю занудного солдата .
Что люди в нем актеры Шулер позабыл,
Ваще, Шекспира Карл Модестыч не любил.
Пеньку он, обкурившись, ушло совратил,
И в ломке приучил девчонку к кокаину,
Как раз тогда, когда Никитка мимо проходил,
И Варьке позже настучал все про админа.

IV.

Мишган уж дочесал до Зимней хаты,
Которую дворцом еще зовут,
И там с ним покалякал император,
Расквасил по стакану водки, прям как друг.
Потом Мишган с царенком поякшался,
Решили вместе они вечер провести,
Достали бэтмена костюм для Александра,
И вновь пришлось ловить Репе такси,
Чтоб до одной из самых VIP тусовок,
В комфорте и удобстве Саню довезти.
Тусовка рульная в тот вечер собиралась,
Доставить фрейлин Дрюся Троерукий обещал,
Бухла немеренно было завезено из ресторана,
А закусон, как водится, сожрал всех слуг кагал.

V.

Под вечер Нюрка добралась до барской хаты,
По закоулком испетляв весь Петербург,
Ну, не хотелось девушке в солдаты,
И уж тем более в сирены при ГАИ.
Иваныч слушать Нюрку не изволил,
Тот час, навесил на нее жетон,
Потом запхал ее Иваныч молча в сумку,
И на тусовку вслед за сыном свалил он.
А Вальдемар тогда уж был на месте,
И убухался молодой Корф вдребодан,
Заметил, вдруг, наш ушленький повеса,
Калину красную средь прочих голых дам.
Стриптиз она весьма умело танцевала,
Срывать не забывая весь ненужный хлам.

VI.

И так же пялился Владимир на Калину,
Еще на прошлогодней тусе в сентябре,
Когда он Лизхен спаивал отверткой,
Так же колбасило Калинку где-то в стороне.
И вот, теперь, барон, бухой до Зюзи,
Пошел полячке выпить предлагать,
Ну, а она: - Мол чел, отвяньте, сгиньте!
Идите на хер, не хочу вас знать!
Ответ такой Владимир заигнорил,
Короче говоря пустил мимо ушей,
А тут в дверном проеме появился Саня,
С винтовкой и гранатой под рукой.
Калина визгнула и сорвала портьеру -
Прикрыла от Санька свой антураж Playboy .

VII.

Тем временем в картонном пансионе,
Где Троерукие мутанты обитают,
Мамашка МарьХуанна вновь на взводе,
И с Лизхен препираться продолжает.
Не может маменька ведь Лизке так оставить, Что та серебряную проморгала всю
посуду
А Сонька-золотая-ручка под шумок,
Скрывает в фалдах мини юбки пять пакетов,
Тех самых с белым счастьем для бухих,
Для тех, кто курит, нюхает и для эстетов
Потом она пакеты эти Таньке отдала,
Чтоб передать Никитке-трактористу,
Который под покровом ночи в срок,
В столицу зелье привезет на хату Корфу

VIII.

Прикинулся Санек, узрев Калину,
Что все это ему открыто пох*у,
Но все ж присек Вовану ту малину,
Зашухарил, так скажем, просто всю.
Повел он Ольгу вниз по коридорам,
Чтоб запереть негодную в подвал,
Но Корф за ним поперся и погонам,
На царском джемпере значенья не предал.
Слыщь, падла, это че за на хер?
Понты тебе б я быстро посшибал,
Зашухарил мне всю малину на хрен,
Теперь за это пулю получай, дружбан
Санек не вынес подлого наезда,
И в обморок Калине под ноги упал.

IX.

Тем временем на царском чердаке,
Где проходила VIP-тусовка,
Ди-джей Романов-старший в полном бардаке,
От фрейлин отбивался и массовки.
Императрица тетенька Шарлота,
За Колькой шла своим прям по пятам,
И стремным своим царским огнеметом,
Дорогу расчищала мужу та мадам.
Толпа пред ней сейчас же расступилась,
Сложив свои культяпки вдоль по швам.
И уж потом, чтоб напустить порядку,
На оргию в дворце устроить хоть какой-то шмон,
Позвал ди-джей повыть Косматую-мигалку,
Чтоб гости думали, что валит к ним ОМОН.

Х.

Когда до Нюськи наконец доперло,
Что наступил, блин, ее звездный час,
Завыла девушка в три горла, только поздно,
Попала мимо фонограммы - просто класс.
Чтоб тормозом особенным не выбыть,
Прибавила в колонках звук сирены,
И заглушила фонограммы громкий голос,
Вертя в руках оторванные клеммы.
Но не учла Платонова, такого,
Что физикой ботаники зовут.
От колебаний звуковых все перепонки,
В ушах у всех полопалися вдруг,
Грудь затряслась Платоновой тотчас,
Из лифчика ее весь выпал барский ганджубас

XI.

Хотела тут Анюта сразу смыться,
Но этот финт ушам не совсем,
Точней сказать, совсем ей не удался,
Мент Репа вовремя к ней подоспел.
Хотел ей высказать свое он восхищенье,
За технологию продвинутых сигнализаций,
Она ж неправильно в слова его воткнула,
Решив избавиться от мусорских инсинуаций.
Ведь думала она, что мент поганый,
Упечь в тюрягу хочет ее, прям к убийцам
За нарушенье правил всех дорожного движенья,
За хамство офицальным всяким разным лицам,
Хранение наркотиков в довесок,
Да кто их не хранит? Хотя б один отвесок?

Глава 3.

I.

А в самой зимней хате государя,
Которую дворцом еще зовут,
Вован с Калиной тупо пялились на Саню,
Который перестал валяться в коме вдруг.
Барон сообразил, что нужно непременно,
Ловить Момент. Но нет! Не нюхать клей,
Которым мэтр Растрелли весьма густо и умело
Измазал стену, дабы позолота не свалилась с ней.
Решил он отпинать наследника ногами,
Пока тот не захапал вновь обрез:
Козлина, назначаю тебе стрелку в бане,
Что open-air стоит на голом поле через лес!
Слетела маска Бэтмэна тут с Сани под пинками,
Корф, оборзел? - Калина бросилась наперерез.

II.

А Нюська в это время к стенкам жалась,
Пытаясь скрыться от мадам Шарлоты,
Но безуспешно - смыться ей не улыбалось,
Подтягивая в дырках на ходу колготки.
Поймал ее мужик под псевдонимом Ленский,
Который князь и враг народа - Оболенский,
Его увидев, Анька будто застремалась,
Своим сороковым калибром вся заулыбалась,
И хвостиком космы своей всю пыль смахнула,
С рояля, где асматик-князь сидел под стулом.
Но, как всегда, когда не надо и не к месту
Нога у Нюськи из сустава отвалилась,
Которую мент Репа вовсе не по ГоСТу
Машиной переехал так, что та взбесилась.

III.

Мамзель, что ж вы тут встали, право,
Мне свету белого теперь и не видать -
Заплакал дед, крутя башкой налево и направо,
Пытаясь от себе Анюту, словно муху, отогнать.
Но Нюська вот ведь тоже не будь дурой
К штанине князя прицепилась, будто моль.
Слышь, ты, сморчок! Сиди себе под стулом!
Я ногу поломала, ты не видишь что ль?
Пардон, мамзель, я ног у вас и не заметил,
Под космами под вашими совсем их не заметил я
Тут Оболенский ножку оторвал из-под рояля,
И Нюське шиной приложил к культе. Нельзя
Вам выть, курить, ходить, царапать и кусаться,
Хотя бы до конца тусовки. Ну а лучше и всегда

IV.

Предостерег князь Нюську, только бесполезно,
Точить с ней лясы в стенку ли горох,
Об стенку ль дело это гиблое, хотя полезно
Мамзель мозги прочистить, если уж вы лох.
Так вот, решил тогда сэр Оболенский,
(По слухам многих здешних он был гей,
Так что позариться на Нюську, даже из-за бюста,
У старичка совсем уж не было причин).
Решил он в хирургии тайно попрактиковаться,
И ноги ей подкорректировать слегка:
Совсем слегка ей заменить огромные суставы,
Берцовые и бедренные кости распрямить,
И отучить мамзель носить большие говнодавы,
Ну, и конечно, гипс на пятку наложить.
V.

Не тормозя по своему обыкновенью,
Сэр Оболенский прямиком через чердак,
Поперся шариться за Корфом-инвалидом,
За инвалидом I группы, курящим косяк.
Иваныч, блин, здорово, ну, какие люди?
Приветствовал он старика под зад пинком,
Да так, что тот с коляски рухнул дубарем.
Ништяк, Серега, все путем, однако -
Мычал кривой Иваныч, стоя на карачках.
Слышь, друг, я тут раскинул, блин, мозгами,
Раскинул я мозгами и решил, (а вот заначка)
Что очень твоя Аня, для опытов сгодиться мне, Прикинь? - прошамкал враг народа
Оболенский
И кулаком в глаз Корфу засветил, будто во сне.
VI.

Вован тем часом молча допинал царенка,
Послал Калину позвонить в 03,
А сам поплелся на танцпол к девчонкам,
Где высший свет тусил все и мутил.
Икая над двадцатым стаканОм абсента,
Пустую тару из-под водки спихнул Репниной,
Та оскорбилась, что ее послали как официантку
И учинила Корфу мощный мордобой.
В знак перемирия с княжной по полной,
Ее он брата Миху пригласил с собой,
А также с Саней и Калиной, ну и с Дрюсей,
В бане попариться, ну и конечно же во вкусе,
Устроить групповуху прям в парной.
А было бы уж с кем это вопрос другой.

VII.
В подвал, что в Зимней хате государя,
Которую дворцом еще зовут,
Приволокла Калина дохленького Саню
И кинула его на ебнутый батут.
Отреставрировать его ещ не успели,
Ведь для Росии дорого слегка,
В Италию звонить внуку Растрелли,
Чтоб тот приехал починить диван.
Санек очнулся, на полячку глядя,
Спросил откуда стремненький фингал,
Про Репнину она ему все рассказала,
И оба вдруг услышали тогда,
Как валится побелка с верхних этажей,
Где мочит Ната Корфа и других людей.
VIII.

Слышь, Ольга, реще, сделай мне компресс!
Башка болит как жопа у орангутанга
Санек, а не пошел бы ты уж, милый, в лес,
На тусу open-air, где вся Корфа банда?
Калина, да ты че, в натуре, на хер,
Какая на фиг баня в поле для меня?
У нас, Романовых ведь: аритмия на хрен,
Пролапс, дисперсия и ВСД такая мы семья!
Слышь, ты, дистрофик царской крови,
И кто там на верху такой устроил хай?
Прислушались тут оба, как одно большое ухо,
Вована засекли. Теперь, ты, Ольга, знай,
Вот если эта падла щаз же не заткнется,
То завтра ой как кровью захлебнется
VIII.

Нюська, давай уже, харэ кусманить! Кончай
Лепить горбатого, мандраж ловить! -
На ухо Корф орал счастливой Ане,
Когда та пред гостями начала усиленно темнить.
Обиделась Косматая тотчас же на Вована,
И начала усиленно губу свою катать,
Ну, а когда она ее до пола раскатала,
Барон выкручивать ей культю начал и икать.
А Нюська начала бадягу разводить опять:
Ты че, авторитет? Совсем с катушек съехал!
Ведь у меня ж теперь открытый перелом!
Ну, ничего, подумаешь, и без ноги проходишь!
С папашкой будешь вместе на колясках ездить
Вот ведь соседям клевый будет стрем!
IX.

Слышь, гуталиньщик, ты от девушки отвянь! -
Мент Репа варежку свою раззявил,
Кто к нам подъехал? Нюрка, ну ты глянь?
Ё, ваша светлость, че ты нас канаешь?
Понятия имей, прежде чем на понт брать!
Рожа баронская, укурок малолетний,
Пора тебя уж мне в ментуру сдать!
Ой, понеслась косая в баню, мне насрать!
Слышь Корф, тут Анька, ты базар фильтруй!
Ты в душу мне сейчас насрал, дерьмом облил!
Тебя че, снова фарш канает? Ну, тогда иди!
Сося залупу, Корф потупил зенки и свалил,
И жалко очень Нюське стало своего Вована,
А за себя обидно просто до соплей.

Глава 4.

I.

Я капала себе на думалку о форме плана
И как героев дальше всех переебу,
Покамест моего мыла-романа
Не кончила я третию главу;
Пересмотрела я все очень строго;
Противоречий на хрен очень много,
Но их исправить не желаю, не хочу,
Цензуре долг тоже не заплачу
И журналюгам на крамольное съеденье
Плоды трудов моих я также не отдам;
Иди же к невским и рунетским берегам,
Новорожденное мое творенье,
И заслужи мне ушлой славы дань:
Кривые толки, сплетни, шум и брань!

II.

Тем временем в картонном пансионе,
Где Троерукие мутанты обитают,
Заб Джуда пенсионного пошиба
Хуановна к дочурке Лизхен приучала.
Позарилась Хуановна на инвалида Забу,
Особенно на мысли сего старичка,
Как бы отнять весь гандж и кокс у Корфа
Ну, или, на худой конец, в его поместье
На кухне на халяву заморить им червячка.
К тому же переплюнуть захотела,
Хуановна элитных террористов,
Которые в Ираке зажигают то и дело.
Но Сонька быстренько про маменьку прознала,
Жучков по комнате мамаши тут же распихала.

III.

Служанка Троеруких называлася Татьяна
И красотой косметики, как у хозяйских дочек
Совсем не отличалась никогда она,
И не было у ней ни туши, ни румяны,
Чтоб привлекать к себе вдруг чьи-то очи.
Хоть очи то привлечь девица не могла,
Очки попались ей на удочку тогда.
А под очками Дрюся Троерукий обитал,
И, хоть не мало он на свете повидал,
Но чтоб вот так, без туши и помады,
Его очки на удочку попались… Никогда!
Такого не было, чтоб сразу, даж без пудры…
И, странным тут явленьем наповал сражен
В кровать к Татьяне метко приземлился он.

IV.

Тем часом в Зимней хате государя,
Которую дворцом еще зовут,
Калина веник все у Сани отбирала,
С которым в баню он собрался двинуть вдруг.
Ведь думала Калина грешным делом,
Что он не париться идет - курить траву.
Спасло Санька в тот час от злой Калины
Собрание семейного царева сельсовета
Полячке в зубы дали суповой набор "Котлеты"
А Лекса за ноги поволокли до кабинета.
И папик начал Сане разводить ботву тогда:
"Сынку, скажи, ну много ль я прошу?
Поддерживать учись семейные дела,
Как Шурочка расти в горшочках анашу…"

V.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

VI.

"…Хрен тебе Польша, хрен тебе баба,
Хрен тебе Атлантический круиз!
Бюджет всероссийский тебя не потянет", -
Завизжал самодержец и влез на карниз.
"Не допущу для тебя я халявы,
И в Польше ты будешь только чрез мой труп!"
"Батя, заткнитесь! Даете мне выбор?
Хочите трупом быть? Есть у меня
И пулемет, и ТТ, и гранаты,
Так что спокуха - все будет ништяк!
Будете жмуриком - только скажите,
Где вас мочить, чем мочить и когда.
Я завсегда в этом деле подмога,
Все ж сын родной, а не кой-то мудак…"

VII.

"Я - злой Завулон! У меня есть хребёт!
И больше меня, сынку, ничего не ебёт!" -
Продолжал наставительным тоном Колян,
Вращая зрачками и глядя в туман.
"Батя, спокойно! Кой на хрен хребёт?
У вас же артрит плюс остеохондроз.
Щаз Жук, блин, припрется, и вас заберет
В элитную дурку за словестный понос…"
"Я - злой Завулон! У меня есть хребёт!
И больше меня, сынку, ничего не ебёт!" -
Все также психовано вякал папаша,
И понял Санек, что папаше - параша.
И сын, заорал, завизжал: "Все замрите!
Маманя! Жуку в Кащенко позвоните!"

VIII.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Тем временем в картонном пансионе,
Где Троерукие мутанты обитают,
Лизуня заморочки своей гарной мамы
В малеве излагает между строчек.

IX.
(Письмо Лизхен в Питер)

Малеву к вам я шлю - чего же боле?
Что мне еще вам надо натрепать?
Пора бы мне уж вас послать,
Наркобароны Корфы, вашу мать!
Но вы, к моей хреновой жизни,
Хоть каплю жалости храня,
Ведь не пошлете ж вы меня?
Сначала я молчать хотела;
Поверьте, про Лексевну без меня
Вы не воткнули б никогда,
Так что надежду я конкретную имею
Что в долю вы меня возьмете и тогда
В дерёвне нашей будет квас,
И пиво с водкой, сигареты,
И даже для Сычихи ганджубас…
Но, говорят, вы нелюдимы,
И в долю не берете никого,
И хоть умом вы тоже не блестите,
Мы рады с вами в доле быть уже давно.

Зачем вы кинули так нас?
В глуши картонных пансионов
Я никогда б не знала вас,
Не знала б ломки с кокаина,
А Сонька б ЛСД не нажралась…
Ее то вылечу с маманей я на пару,
Маршак - мамане старый добрый друг.
Но я то как? Малюю ж вам не даром,
40 % акций получу ведь вдруг…

Другая банда? Не, и на хрен это надо
Со всеми Корфами мне сразу враждовать?
Маманя, блин, в меня вцепилась, право,
То - воля неба - не моя, а жаль….
Вся жизнь моя была залогом
Маманькиных крамольных планов,
Бен Ладен послужил новым предлогом
Чтоб переплюнуть из Ирака бусурманов,
И склад ваш оружейный нам захапать,
А также всех шестых подговорить
(Маманя начала и Джуже нА мозг капать),
Чтоб всю проводку в хате вашей повредить.
Подумаете вы: "Откуда знает?"
А вы не думайте, понятия - имею.
Сестренка с детства в 007 играет
Жучки везде наставит - я мешать не смею...
Вован, вообрази, я здесь одна:
Рассудок маменькин изнемогает,
И Сонька с ЛСД молча гибнуть должна…
А Дрюсик кроме Таньки никого не знает.

Кончаю! Стремно перечесть
Ну и ваще, дела тут - заебись!
Так что забей на некой дамы честь,
Давай, блин, подгребай и разберись!

X.
Лизхен зари в окне не замечает,
Сидит с поникшей набок головой,
У ней - все в жопе негра - все страдает -
Швырнула в дверцу Лизка тапок вырезной,
Когда к ней боком Танька подгребала,
И принесла хозяйке на подносе коньяка.
Красавица-княжна то с перепугу не узнала,
В мундире брата девушку. И свысока
Своей кровати - new многоэтажки,
Швырнула в Таньку тапочек второй,
И, продолжая мамы барские замашки,
Послала Таньку в Питер в роли почтовой,
Дала посыльной кошелек - на автостоп.
И крикнула, что та - ответит головой.


XI.
Татьяна наша то вздохнет, то охнет;
Малява Лизкина дрожит в ее руке;
Поедет в Питер - от руки Лексевны сдохнет.
Останется - Лизхен запрет на чердаке
Летучим мышкам - тунеядкам на съеденье.
Воткнула тут Танюшка, что одно спасенье -
Никитке почту-нелегалку впарить налегке.
Иначе на века остаться ей на чердаке.
К пупку головушкой склонилась,
Сорочка легкая, прозрачная спустилась -
Никитка плечико с татушкой увидал,
И сразу речи дар и ум свой потерял.
Схватил маляву - и поехал в город
Искать свой ум и речь - таков был повод.

XII.
Тем часом враг народа Ленский,
Потомок декабристов Оболенских,
Сидел на очередь к бухгалтеру царя,
Чтоб приобресть патент, не тратя время зря
В других инстанциях. И чтобы без натяжек
Создать свой собственный и фирменный НИИ,
Где цитологию с генетикой бодяжат,
Чтоб было даже круче, чем аэродром МАИ.
Патент у Бенкендорфа дедка получил,
Потом на стройку своего НИИ свалил,
Наемникам - узбекам отдал приказанье,
Чтоб сразу начали маскировать они
НИИ под оперный театр. Так заранье,
Он начал патчить замыслы свои.

Глава 5.

I.

Свой трактор Никитос тотчас заправил,
Проткнув нефтепровод шипом браслета,
Нефтепровод тот был владений МарьХуанны,
Которая не с байкера, а с Корфов ждет ответа.
Два дня прошло - Никитка в Петербурге,
Все в хату барскую пытается вломиться,
Охрана Никитоса долго не пускала -
Когда-то, гады, преуспели укуриться.
Никитке лохануться тоже не хотелось,
Поэтому он сел обратно в трактор,
И протаранил дверь. Как уж ему умелось,
Отсутствовал ведь речи с умом фактор.
Додумавшись по лестнице пройтись пешком,
Запарковал он трактор рядом с гамаком.

II.

Тем часом в самой родной хате Корфов,
Столичных главных всех наркобаронов,
Анюта новой тушью развлекалась,
Прилаживала к волосам своим мигалку.
Ну, а когда в космах возится заебалась,
Подглядывать за Корфами пошла, засранка.
Хотела было спрятаться за штору,
Но не дано - опять запуталась в колготках.
В рояль пришлось залезть без разговору,
И заховаться там, хотя и в новых шмотках:
"Да никакой с Анюты выхлоп! Что вы, батя?
Она бобы еще за силикон вам не заслала!
К тому же сколько вшей в ее кровати,
Хотите чтоб и к вам вся вша пристала?"

III.

"Сынок, тебе, че, в падлу то, что мы девчонке,
Слюнявчики твои и распашонки
На платья перешили задом наперед?
Ну, и каким же это боком так тебя ебет?"
"Батя, хорош уже, кончай базарить,
Теперь ты мне ответь: ну почему
Мои слюнявчики, шоб тебе захуярить,
Все розовые были? Не воткну".
"Сына, прости, но ты меня достал!
Да просто мать твоя все думала, ты - дочка!"
Старик свалил, пока его сынок не обломал,
И понял Вовик, что хотя он одиночка,
Но изменить это серое, ушлое утро
Ему может только одна Камасутра.

IV.

Когда свалил Вован из кресла,
Которое в гостиной обитало
В рояле Нюрка тихо задыхалась,
И вылезти уж даже не пыталась.
Забилась, заметалася под крышкой,
Когтями исцарапав полировку…
Иваныч Корф тем часом захотел в гамак,
Спустился вниз и офигел: "Какой мудак
Свой трактор заховал в моей приемной?
Никитка тут не захотел попасть впросак,
Забыл про "ум" свой неуемный,
В карманах начал рыться так и сяк
И передал Иванычу Лизухино письмо.
Только слегка помялося оно.

V.

Тем временем в картонном пансионе,
Где Троерукие мутанты обитают
Хуановна давно уж все решила,
Нотариус уж руки потирает
И составляет две сурьёзные малявы:
Помолвку Лизхен с Забой для начала
И завещанье Забы по пост факту.
Но Лиза не пришла. Мамаша не в понятках -
Танюшка доню заперла на чердаке
В отместку за летающие тапки.
Тогда самоотверженная Марь Хуанна
Резиновую куклу Дрюси притащила.
Но Забу начало от латекса тошнить -
Хуановна собой решила куклу заменить.

VI.

Нотариус потом допер спросить:
"Что значит эта фраза, МарьХуанна:
Вы обязуетесь пять скважин отвалить,
ЗабДжуда - биотуалет первой модели,
А также мозг с идеей. Это как?
Вы - нефть, а он - мозги, он что же - киборг?"
"Какой, голубчик, право, вы дурак!
Заб Джуда наш не киборг. Иль не видно?
Но, согласитесь, для науки так обидно
Что пропадает сей мыслительный талант?
Подпишет завещанье - станет киборг,
Российской мысли баночный гигант!"
"Ну, а зачем вам МарьХуанна биотуалет?"
"В хозяйстве все сгодится. Или, думаете, нет?"

VII.

А в стольном граде Питере покамест,
Тусовка Невская опять волнуется местами.
Барон решил тотчас мотать в деревню,
Косматую тотчас же стал искать,
Но не нашел нигде своей девицы
И приказал Никитке поиск продолжать.
Никитка услыхал какое-то сопенье,
Под крышкою рояля странный скрежет,
Открыл ее - и снова потрясенье
Анютка как чихнет и в рожу врежет!
"Ты, че, Косматая, спасибо сказать сложно?
Я тебя на хрен спас, а ты давать по батареям!"
Иваныч от тоски завыл уж зверем:
"Нюрка, бегом к ноге, да сколько можно!"

VIII.

Нашел Вован свою святую книгу Камасутру
И фотки Ольги в ноуте просмотрел,
Но вовремя закрыть он папку не успел,
Пришла Калина, завернувшись в чью-то штору,
Из тюля была штора. И из Зимнего, бесспорно -
Текстильной клептоманией страдала звезда порно.
Вначале ее Корф и вовсе не заметил,
"Косматая маст дай!" - лишь только бормотал,
Когда стриптиз Калины вдруг приметил,
И штору тюлевую на паркете увидал.
Калина быстро заценила свои фотки,
В анфас и в профиль себя сразу разглядела,
И тут же Корфу начала давать по глотке,
Не как, конечно, каратист, а как умела.

IX.

"А я то, идиот, с тобой хотела,
Как с человеком разговор перетереть,
Чтоб Саню не тащил с собой ты в баню,
Ведь он от перегрузки может помереть".
"Да лана, тебе, Ольга, слышь, не парься!"
"Да я с вами и так бы не пошла!"
"Да ты опять не втюхала! Присядь, а?"
"Мож мне еще прилечь?" "Давай, ага!"
Калина снова жутко разозлилась,
У рта вдруг пена будто появилась,
И фрейлина Вована начала
Дубасить что есть силы чем попало,
Такая вот уж нервная была,
Про то, что нервный - Корф она не знала.

X.

Калаш Владимир тут же зарядил,
Калина испугалась - убежала.
Но злобный Корф такого не простил
И очередь ей вслед пустил. Чтоб знала.
Но Ольга тоже ведь не лыком шита,
И побежала через Корфов винный склад,
Вот только штору свою потеряла,
И он запутался ногами в тюле, гад.
Когда он дотащился до сарая,
Где Корфы сохраняли алкоголь,
Рука палить в вино не поднялась. Уже бухая,
Калина умотала через задний двор.
Увидев, что с Калиной - опоздал,
С досады Вова -дцать бутылок расстрелял.

XI.

Теперь представьте все себе картину:
Среди осколков от бутылок и вина,
Стоял Вован весь в красных пятнах и дубиной
Месить бутылки продолжал тогда.
За этим делом и нашел его Мишган.
От запаха спиртов Мишгана глюкануло
И он что было дури закричал:
"А-а! А-а! Плиз, помогите! Корф сменил свой пол
И стал он Черной Мамбой!" "Ну ты пиздабол!"-
Залился Вова очень странным смехом.
"Да, друг, ты прав… должно быть это я,
У бати Сани слишком сильно обкурился,
К тому же император глючным угостил орехом…
И стал вести себя, как полная свинья.

ХII.

"Да, друг, ты тоже прав", - сказал Вован, -
"Была тут Мамба ровно час назад,
Калиной звать. Не видел ли, дружбан?"
"Да видел…подарила мне фингал - отпад".
Тем часом марафетчик Корф завис,
Мишган нашел ведро с водой у дома,
Облил он друга - идиота сверху вниз
Но бесполезно - ноль реакции у Корфа.
"И это с ним пойду я завтра в open-air?
Царенок, тоже, блин, ничем не хуже,
И на хрен с ними мне тусить теперь?
К тому же баб совсем там и не будет,
А я всегда был традиционал активный", -
Подумал Репа и свалил от Корфа в Зимний.

XIII.

А Алекс в это время тоже истерил:
Расстроенный папашкиным безумством,
Из калаша в мамашку он палил,
Сидящую в царёвом уличном сортире.
Старался Саня угодить в окно сердечком,
Которое маячило на ДСП-шной двери,
Но попадал он почему-то только мимо,
Шарлотта же гранатами швырялась в сыну,
А в Миху чуть уж было не попала,
И Саня фигу показал ей - типа обломала.
Уговорил он Репу не кидать его с Вованом,
Поплакался как следует про папу своего,
А Репа все ж сказал перед уходом
Что дядька Ленский - доктор у него.

XIV.

Направился Мишган в казарму отдохнуть.
Только решил он Анькин клей нюхнуть,
Который на балу она ему впихнула,
Приперлась в гости Ната. И воткнула,
Что брат ее почти уже токсикоман.
Слегка за это получил он по зубам,
Благо ортодонтия нынче процветает,
Потом сестра отобрала у брата клей,
Сказала, что Андрею он нужней,
Дабы очки в ремонт не отдавать,
А Миха вот сейчас же должен перестать
Водиться с Анькой, с Корфом и другими
Которые редиски жуткие такие.
Потом ушла. Просила про нее не забывать.

Глава 6.

I.

На хате Корфов городской
Анюта к Ван Иванычу бежала,
Случайно половину мебели сломала,
Никитка - вслед за ней. И сам не свой
Иваныч наорал на них конкретно,
Запхал обоих в бричку неприметно
И в пригород на хаус покатил.
"А что там Карл Модестыч говорил?" -
Косматая спросила Никитоса.
"Да, че он скажет… только два вопроса:
"На хер приперся" ну и "Че за хрен".
"А че он делал, расскажи, Никит!"
"Да че он делает то! Рыбу жрет да спит!
Шоб кость ему поперек горла встала!"

II.

Когда карета к даче подъезжала,
Анюта стремный экшн стала наблюдать:
Посередь дороги на карачках
Ползал Шуллер и блевал заначкой
Кокаина, спертого из сейфа.
Анькин лифчик самой лучшей фирмы,
Изо рта его торчал как флейта,
Тот, который Полька сперла из-за ширмы.
Карл Модестыч с девки снять его хотел,
Только вот случилась незадача:
Белый барский выплюнуть он не успел -
Костью чашки подавился. От того и начал
Посередь дороги он блевать.
Жаль, что Ван Иванычу всего и не узнать.

III.

Ван Иваныч малость обалдел,
Но помог подняться бедолаге.
"Что ж ты, дурень, белый что ли ел?
Его, дурень, вот так, нюхать надо!" -
Показал Иваныч на себе.
Анька ж время даром не теряла,
Из дыхательного горла свой лифак достала -
Шуллер как начнет харкаться кровью!
Но Косматой этого ведь мало,
Раз уж причинять урон здоровью,
То хотя бы до летального исхода.
Каблуком в под дых - и немец в коме.
И весьма довольная собою
В дом свалила Нюрка с гордой головою.

IV.

Ван Иваныч Карла пнул ногою,
Тот ни звука даже не издал:
"Ни хера себе мочилово какое…" -
Подумал старикан и поволок в сарай
(Где трупы труппы театральной все хавали)
За ноги Шуллера. И пнул его за край
Крыльца сарая, чтоб соседи не узнали.
И начал речь толкать: "Ты, Шуллер, знай,
Теперь у тебя может быть аппендицит,
А может даже ишиаз иль простатит!
И что ж ты, Шуллер, как дитё малОе,
Всё в рот тащил… это делО пустое".
И олигархов процитировал всея Руси:
"Ты пИзди, пИзди, немец, только не пиздИ!"

V.

Тем временем в картонном пансионе,
Где Троерукие мутанты обитают,
Заб Джуда, запыхавшись, на исходе,
К невесте на чердак бегом залазит.
"Лизхен, спаси меня от МарьХуанны,
Что киборгом меня заделать хочет!"
"Пошел ты на хуй! Я своей мамаши
Не кину никогда. (А то затопчет).
А я еще красива, молода, стройна,
Подумаешь? Найду другого жениха.
Так, говоришь, что киборг сделать хочет?
В общем, вали отсюда старый хрен,
А то тебя так "сделаю" без заморочек,
Что лучше уж быть киборгом. Поверь".

VI.

"Я злой Завулон, у меня есть хребёт!
И больше меня ни хера не ебёт!" -
Продолжал нести ахинею Колян,
Когда Жук - санитар его пнул на диван.
"Рад очень знакомству", - ответил царю, -
"И мне наплевать - вам говорю,
На то, что вы злой. Что вы Завулон.
Лично я - добрый Жук. И сменили б вы тон,
Спели б мне дифирамбы, я б очень хотел".
Император привстал и тотчас же запел:
"Станьте суки, встаньте в круг!
Встаньте в круг, встаньте в круг!
Пулемет подай мне, друг,
Мой старый добрый Жук!"

VII.

"Спокойствие, только спокойствие,
Да, я добрый Жук, а вы - Завулон,
Ща уравновесим ваш эго и ид, ну и буйствие" -
Наводил на Коляна гипноз Жук кольцом,
Что на длинной цепочке болталось,
Странным текстом все переливалось.
"Прекратите вы, ваше величество,
Водку пить в таких стрёмных количествах,
Это, белая, батенька, с вами горячка,
Вам мешает, прям как Александру полячка.
А то как вдруг архаровцы корфские вломятся,
И вам очень, скажу, Коля, не поздоровится!"
И в тот же момент враг царя Оболенский
Вышиб дверь в зал ногой отнюдь не по-детски.

VIII.

"Я - злой Завулон, у меня есть хребёт!
И даже архарка меня не ебёт!"
"Ой, и что же у вас за хребёт, государь?" -
Начал вдруг Оболенский речугу толкать.
Колян оживился в ответ: "А, из стали!
На защиту кордонов меня бы поставить…
Я б такой поднял шухер". "Ну, и помечтать,
Иногда ведь бывает полезно. Да, царь?" -
Добрый Жук вклинился в разговор.
Но его самодержец не видел в упор,
Ибо очень любил потрепаться,
О своем позвоночнике наш Завулон,
А вот Жук не любил прикасаться
К этой теме. Ведь санитар - он.

IX.

"А не пойти бы, голубчик, вам вон?" -
Оболенский вскользь кинул Жуку.
В знак согласия сделал кивок Завулон.
Жук же только сказал: "Я, конечно, уйду…"
Но никто его слушать уже не хотел,
Посему за ворота был выкинут он,
Потому что уж слишком дедуля пиздЕл,
Оболенский же пИздеть лишь только умел:
"Господин Завулон, я хотел бы спросить".
"Вопрошай, дорогуша, отвечу тебе"
"Не хотите ль железный хребёт заменить
На титановый, модный, и чтоб не ржавел?"
Согласился Колян. Плюс субсидию дал
Для того чтоб построить в НИИ спец подвал.

Х.

Когда свалил из Зимней хаты Оболенский
Мишган подгреб к царю ему на смену.
Тот квасил уж вовсю и не по-детски,
Надеялся, что Миха ему с пива сдует пену.
Не захотел Мишган с царем курить траву,
Тем паче есть орехи, что глюкают,
Ведь очень это, дети, вредно, просто фу -
Колян таких вещей отнюдь не знает.
И полетел наш Миха прямо за Жуком,
И также его слушать самодержец не хотел,
А посему был также спущен с лестниц он,
Ведь тоже слишком много он пиздЕл.
В раздумьях пробираясь по канавам
На хату к Корфу побежал Мишган усталый.

XI

Тем часом в самой родной хате Корфов,
Столичных главных всех наркобаронов,
Вован нашел помятую маляву Лизхен
Случайно второпях забытую его отцом.
"Во блин, а отчего она в своей записке
Уже кончает?" К Корфу тут вломился в дом
Родной братан Лизуни Дрюся Троерукий,
Под мышкой притащил Мишгана он,
Который все-таки нюхал клей от скуки
Ведь оптику Андрею клеить было в лом.
Стащив из хаты все получше столики,
Допить все лужи из вина они мечтали,
Как пьяницы с глазами белых кроликов
"In vino veritas" по матюгальнику кричали.

XII

Очнулся Шуллер у сарая в грязной луже,
Почувствовал, что бок его простужен,
Ругнул всех местных бар хорошим словом,
Ну и погреб в тихую в кухню к дому.
"Так, значит, нужно пИздеть, не пиздЕть…
Что ж, я учту и эту заморочку.
Куплю у МарьХуанны я в рассрочку
В Курляндии завод и буду всех "иметь".
Схомякав в кухне весь запас капусты,
Что Варя наготовить преуспела,
Сказав: "И шоб им всем тут было пусто!"
Пошлепал немец до земельного надела
Что Троерукие давно захапали себе.
Хоть осень ранняя - все хлюпало в воде.

ХIII

Как доплыл Модестыч до поместья -
Побежал к хозяйке за деньгами.
МарьХуанна, нынче там - невеста,
Встретила Модестыча словами:
"Я те че, придурок говорила?
Чтоб проводку Корфам изговнять,
А не мой нефтепровод шипом ширять!
Знаешь, сколько нефти щаз уплыло?"
"Что, утечка что ль произошла?"
"В общем, ты мне должен триста барлей
Не расплатишься ты, Шуллер никогда
Со своей зарплатой!" Замутило Карла,
Зашатался Шуллер, словно пьяный
В декольте свалился к МарьХуанне.

ХIV.

"Реально, нужно пИздеть, не пиздЕть!" -
Так думал Карл, ползя в свое поместье,
Теперь уж не судьба ему завод иметь,
Тем более в Курляндии. Хуановне невесте
Прогнать его пришлось из декольте,
Ну, а потом уже и из поместья.
И лишним оказался немец наш везде,
Куда, ни сунься. Что же делать - неизвестно.
Дойдя до театрального сарая во дворе,
Пошел Полину поддержать в беде:
"Полина форева! Полина форева!
Полина форева! А Анна - отстой!"
Кричал в матюгальник обиженный немец
А старый Корф думал: "Опять, блин, бухой".

XV.

А Анна на сцене тогда зажигала,
Все свечи на люстре, что под потолком.
И ушло Полинка ее отвлекала,
Прося заценить ее платье. Потом
Приперся Модестыч, стал Нюрку позорить -
Косматой не в мазу. Решила шестом,
Полинку с Модестычем поуспокоить
И им западло подстроить. Не в лом.
Модестыч Косаматой грозил кулаком -
Но Нюрка Полинку решила мочить,
Барон, апплодируя, стал говорить:
"Умничка, Анечка, так ее, так!
Джульетта реально твое амплуа!"
Изорванный занавес рухнул тогда.

Auteur Noir Connection