Auteur Noir:РОМАН БЕЗ НАЗВАНИЯ

Глава 6 "Будни элитного поселка."

Полина сидела за крохотным столиком, помешивала кофе серебряной ложечкой и думала про свою новообразовавшуюся подругу Анну. Полину прямо злость брала, ради чего это идиотка женила на себе Корфа. Что сидеть в деревне, пусть даже элитного класса, и ныть, как все плохо! Она даже не знает, что надо надеть на вечер!

Вот Полина, например, вставала рано утром, часов в шесть, приводила себя в порядок, на это уходило приличное время, шла на кухню, где объясняла горничным, применяя методы повышенной громкости голоса, что надо готовить. Хватала поднос и несла завтрак любимому Карлуше. Пока Карл завтракал и просматривал газеты, Полина с умным видом сидела за столом, готовая принести или подать, что попросят. В девять часов за Модестовичем приезжал автомобиль, Полина провожала своего повелителя, а как только дверь закрывалась, Полина заваливалась спать. Вот какая умница была Полина! Боже мой, а Платонова, как была дурой, так и осталась. Полина покусала красивый розовый ноготок. Если Анька такая страшная по утрам по дому расхаживает, то неудивительно, что Корф старается свалить от нее подальше. Как только прислуга не разбежалась. Надо серьезно браться за Анну, а то, бедняжка, на всю жизнь дурочкой и останется. Полина посмотрела на часы. Скоро надо ехать в салон красоты, подкрасить волосы, сделать маникюр, да и просто пообщаться.
- Черт, а? Я в этой истории только одного не понимаю. Почему Корф запал на недотепу-Анну? Второго я тоже не понимаю, - Полина выдернула щипчиками волосок, портивший линию элегантных бровей, - с чего все решили, что наш заморыш Анна и есть дворянская дочь?

Анна сидела в комнате перед зеркалом старательно снимала бигудюшки с пережженых перекисью волосиков и хлюпала носом. Перед ней валялся журнал двухгодичной давности с Анной Николь Смит на обложке, найденный в письменном столе Корфа, конечно, Аннушка знала, что в чужих вещах рыться не хорошо, но, во-первых, вещи были не чужие, а ее законного мужа, Владимира, а во-вторых, за археологические раскопки еще никого к уголовной ответственности не привлекали.
- Американская гадина! - Анна ударила кулачком по журналу.
Анна уложила прическу и вылила полфлакона лака, чтобы закрепить сложную архитектурную конструкцию. Затем Аннушка полезла в шкафчик и стала перебирать платья, аккуратно развешанные по вешалочками.
- В чем мне пойти к принцессе. Не могу я одеваться как последняя лохушка. Я ведь жена барона!
Анна натянула длинную черную юбку и корсет, богато украшенный лентами и вышивками. Обильно напудрила личико, по-привычке жирно подвела глазки и, убедившись в собственной неотразимости, пошла вниз.
Дарья, лениво опершись о дверной косяк, курила и стряхивала пепел на крыльцо, она внимательно слушала садовника, которые с упоением травил анекдоты, держа в руках банку пива.
- Даша, где моя машина? - Пропищала Анна.
Дарья и ухом не повела.
- Даша! Где машина? - Взревела Аннушка.
Даша подняла глаза, накрашенные в стиле ранней Ширли Мэнсон и пару минут таращилась на хозяйку. Затем вздохнула и отвернулась.
- Если ты будешь так вести себя, я тебя уволю! Ты полетишь отсюда вон!
Дарья не обратила внимание на вопли маленькой хозяйки. Прислуга прекрасно понимала, на каком положении здесь находиться Анна, и поскольку Хозяину было все равно, то прислуга откровенно презирала Анну.
На шум выскочила Варвара.
- Дашка, ту у меня получишь! Мерзавка! Где машина баронессы?! Ты должна была вызвать такси!
Надо отметить, что машины Корфа были неприкосновенны, так же, как и запасы кокаина.
- Варя, ну че на меня орать. Вон ее машина! - Дарья показала на автомобиль припаркованный у ворот.
- Что не могла додуматься, чтобы он подогнал машину к крыльцу?
Дарья вяло жевала жвачку и по привычке не обращала внимания на ор.
Машина подъехала. Анна, юркнула в авто, дверью прищемив платье. Дарья и садовник переглянулись и хмыкнули. Варвара пообещала рассказать все молодому барону.
- Если бы молодой барон так заботился об Анне, как вы об этом говорите, то жил бы здесь, а не в Петербурге, - съязвила Дарья.
- Вот стервь, - погрозила кулаком Варвара.
Тотчас подошел Никита и стал рассказывать, какие у барона прикольные и влиятельные друзья, как они весело проводят время в Петербурге, и вообще, как в Петербурге все здорово, бухло течет рекой, а красивых девчонок можно пачками вывозить из стриптиз-баров.
- Пашшел ты, - процедила Дарья, - какие тебе девчонки, у тебя жена есть. Вот узнает, что ты нам рассказываешь.
- Что, помечтать нельзя!
- Нельзя! Иди, работать надо, - Дарья села на крыльцо и стала ковырять ступеньку зажигалкой.
Внезапно до ее слуха донесся столь сладкий сердцу звук мотора. Даша вскочила, выплюнула жвачку в урну, девушка хотела помчаться на кухню, но было поздно. Даша, Никита, садовник, Варвара, Василиса - все, кому не повезло оказаться во дворе, выстроились в шеренгу у крыльца. Таковы были правила. Владимир вышел из машины, как всегда весь в черном, и захлопнул дверь. Из второй двери показался какой-то хмырь с бутылкой шампанского в руке. Владимир молча, ни с кем не здороваясь, прошел в дом. Дарье очень хотелось спросить, за чем пожаловали, но она прекрасно помнила, что говорить надо, только в том случае, если Хозяин обратился к тебе лично с вопросом. Хмырь, по дороге отпивая из бутылки, последовал за наркобароном. Когда прошло пара минут, как Владимир и гость скрылись за дверью, Даша спросила шепотом.
- Это что за недомерок?
- Ты что! - Все зашикали на горничную. - Это сам Саня Питерский пожаловал.
Слуги продолжали стоять навытяжку. Мало ли что может попросить Хозяин при выходе из дома и горе им, если никого под рукой не окажется. Дарья пожалела, что выплюнула жвачку, скучно было стоять без дела, хотя сказать, что горничную мучило безделье было бы неправдой, Дарья старательно избегала работы по дому, а если ее просили что-то сделать, то делала очень медленно, конечно, если в доме в это время не было Хозяина. Дарья жила по принципу "чтобы зря не напрягаться". Она посмотрела на машину Владимира. Крутая тачка. А вот кореш его. Недомерок, на голову ниже Хозяина, внешность совсем не представительная, по Корфу, вот, сразу видно, что крутой, безо всякого базару. А этот. И не скажешь, что этот и есть тот самый знаменитый Саня Питерский, н-да, бывают в жизни огорченья.
- Дашка! Дашка! - Дарья обернулась.
- Скажи Владимиру Иванычу, что Анна Петровна в Петербург уехала!
- Ща, сама и скажи.
- Но это важно! - Василиса сделал огромные глаза.
- Я, че, самоубийца?!
- Если ты не скажешь, я скажу, Владимиру Иванычу, что ты хамишь Анне! - Вмешалась Варвара.
- Не покатит, - огрызнулась Дарья.
Вскоре Владимир и Александр вышли из дома. Александр держал в руке косяк и что-то нес в пакете, какие часто выдают в супермаркетах. Владимир размахивал ТТ и ржал. Никита переглянулся с Варварой и дернул Дарью за ухо.
- Ай! Сво…, - Дарья собиралась выругаться, как увидела, что Владимир и Александр смотрят на нее.
- Ты что-то хотела сказать? - С издевкой спросил Владимир.
- Владимир Иваныч, - Даша напустила не себя серьезный вид, - сегодня в три часа по питерскому времени Анна Петровна Платонова-Криворукая покинула территорию поместья.
В воздухе повисло зловещее молчание. Откуда-то донеслось булькающее хихиканье, которое с каждой минутой прибавляло звук.
- Это, че, была ментовская сводка? - У Александра на глазах выступили слезы. От смеха.
- Не, я не понял, это, че, мусора онлайн, прямое включение?! - Саша уже ржал во всю глотку.
В другой бы момент Владимир постарался бы сохранить строгий вид, все-таки дома надо быть авторитетом, но выкуренный с утра ганджубас подействовал хорошо: Владимир присоединился к Александру. Они стояли на крыльце и смеялись, как идиоты, а потом пошли в машину, где сидели и ржали еще 15 минут, после чего тачка с укурками скрылась из виду, как-то странно продефилировав по газонам.
- Ну и урод наш Хозяин, - Даша полезла в карман за пачкой "Орбита" и скоро снова жевала жвачку, развлекая Варю и Василису новостями элитного поселка.

читать дальше

Auteur Noir ©2004

back to coma