Auteur Noir:РОМАН БЕЗ НАЗВАНИЯ

Глава 3 "И пришла Полина..."

Владимир проснулся, оттого, что под ухом опять храпела Анна. Он сначала подумал, то ли сдернуть с нее одело, то ли вышвырнуть на пол, но вспомнил о двухчасовой истерике, которую устроила ему Анька, за то, что он заклеил ей рот скотчем во время сна и передумал.
- Утопить ее, что ли? - Владимир повернулся на другой бок и уснул.
Когда он проснулся, Анна уже рассекала спальню в кружевном розовеньком пеньюаре и напевала под нос, при полном отсутствии слуха, убогую песенку, из тех, что, на какую волну ни настройся, постоянно крутят на радио.
- Доброе утро, Владимир, - промолвила Анна, как всегда глупо хлопая глазками.
- Пошла ты, - подумал Владимир.
- Доброе утро, милая. - Владимир задумался над следующим предложением.
- Принеси мне кофе и поесть, - сообразил Владимир.
Анна обрадовалась тому, что хоть чем-то она может быть пригодна и, преисполненная чувства собственной важности, потащилась на кухню.
- Варя! - Нахально пропищала белобрысая хозяйка дома. По крайней, мере, она себя считала оной.
- Варя! Куда провалилась? - Анна совсем забыла, что кухарка попросила отпуск именно на тот день, когда этому выродку Владимиру захочется утром пожрать. Блин, самое стремное, что Анна с радостью отпустила ее.
- Ну, я же не знала, - стала канючить Анька.
Она полезла на полку за кофе, с трудом достала баночку, набодяжила мутную пакостную жидкость в турке и поставила вариться на плиту. Анна снова потянулась, теперь уже чтобы поставить баночку на место, но тут она увидела стоящую на полке банку с кофе.
- Черт, а это что? - Анна с трудом прочитала надпись "Какао".
- Вот дерьмо! - Анна смачно выругалась, а потом добавила несколько слов из непечатной лексики.
Она поставила какао на полку и с трудом достала кофейную банку. Варево пришлось вылить и навести новое. В поисках еды Анна полезла в холодильник. Она долго думала, что приготовить, дело в том, когда утром подавали завтрак, все было очень вкусное, хотя приготовлено из простых продуктов. Анна решила не извращаться и сделать бутеры, и после долгих поисков она нашла булку хлеба, нарезала тесаком ломтики и попыталась впихнуть их в тостер, но ломтики были слишком толстые, и маленькой Анне пришлось приложить огромные усилия, чтобы вбить их в ни в чем не повинный аппарат. В кухне запахло свежесбежавшим кофе, Анна поскакала к плите - вся поверхность была залита коричневой водичкой.
- Так, это можно мукой засыпать, никто не увидит, - бормотала Анна под нос, кидая турку в посудомоечную машину.
Она рванула к тостам, боясь, что они сгорят. И правильно сделала, машина не могла их выбросить из-за того, что те были слишком толстые и они медленно, но верно продолжали жариться.
- Ничего, всего чуть-чуть подгорело, это можно ножичком счистить. - Анечка соскребла подгорелую корочку, запачкав свои крохотные ручки в черных крошках, и стала намазывать тосты маслом. Анна так увлеклась, что не заметила, как вымазала свой розовенький пеньюарчик из венецианского кружева.
- Что за гадость! - Анна знала, что Фэйри растворяет жир, и натерла рукава зеленой жидкостью, после чего закатала их.
- Ничего, только лучше будет. Варя говорила, что Фэйри и микробов убивает.

Владимир тем временем прихорашивался перед зеркалом. Сегодня он выглядел особенно красиво, вчера вечеринка у друга отменилась, и он лег спать трезвым. Настала самая трудная часть утреннего ритуала - подбор оружия к модному костюму, Владимир пошел на склад где долго выбирал оружие, как всегда, это всего был лишь ритуал, утренняя медитация, что-то вроде, начни утро с прекрасного. Владимир перебрал половину арсенала и вышел, еще раз убедившись, что лучшее оружие - проверенное оружие.

Анна решила вместо кофе подать чай, она читала, что это называется английский завтрак. Она полезла в холодильник за сыром для бутеров, дотянулась до верней полочки, взяла сыр - но вот незадача, она поскользнулась на масле и грохнулась на пол, больно ударившись головой о стол.

Владимир, так и не дождавшись завтрака, решил ехать в Питер, чтобы поесть в одном из ресторанов и просто побыть один. Анна очнулась, когда стрелка часов приползла на отметку 12. Хозяйка-неудачница с трудом поднялась с полу и, схватившись за спину, заковыляла к раковине. В дверь позвонили.
- Кого черти принесли? - Анна с трудом умыла грязное личико.
Прислуга была занята и звонка, как ни странно не слышала, эта была особая, корфовкая прислуга, которая ни хрена ни делала, когда Хозяина не было дома, да и не слушалась она никого, кроме Хозяина, потому что тот, будучи пьяным, готов был разнести башку любому, кто не подчинится его приказу, впрочем он и на трезвую голову поступал точно так же. В дверь продолжали звонить.
- Да мать вашу, кто-нибудь дверь откроет или нет! - Аннушка прокричала своим тоненьким голоском. Она попыталась причесаться, проведя рукой по волосам, в пятерне осталась приличная белокурая прядь.
- Блин с такой жизнью можно уже и челюсть вставную заказывать!
Анна смяла в ладони волосики, открыла шкафчик, выкинула волосы в мусорное ведро, при этом брезгливо поморщившись, и пинком закрыла дверь.
- Аня! Анютка! - Знакомый медовый голосок вызвал у Анны приступ тошноты. Кто это, Анна не могла вспомнить, ушибленный затылок не прекращал ныть ни на минуту.
- Аня! Ты где?
- Черт, это ведь Полька приперлась, чтоб ее на мясо разорвало! А я в таком непотребном виде. Хотя…какое ей дело. Я теперь дворянка, а она любовница лоха какого-то, Модестовича.
- Полечка! Иду! - Анна сообразила на лице улыбку и, виляя бедрами, потащилась встречать бывшую соперницу.
Полина стояла посреди гостиной, рассматривая картину, висящую над камином. По мнению Анны, это была мазня голимая, за которую в лучшем случае можно было дать сто рублей и то, если автор хорошо попросит, но неумному Владимиру нравилось ощущать себя крутым, переплачивая за товары, поэтому на Сотбисе пришлось расстаться с лимоном зеленых. Комната была наполнена пряным запахом дорогущих духов, на самой гостье, помимо запаха, было надето шикарное платье от Roberto Cavalli, с огромным вырезом, все шитое блестками и бисером, на шее у Полины сверкал всеми гранями огромный брильянт, вправленный в колье. Девушка, заждавшись хозяйку, от нетерпения постукивала по полу своими серебряными сапожками на высоком каблуке с золотыми пряжками. Анна видела такие в журнале мод, стоят 12 тыщ баксов. Госпожа Платонова-Криворукая сглотнула слюну. Нет, не была она готова видеть эту Польку, девку дворовую, в столь шикарном наряде и в столь добром здравии.
- Анечка! - Полина с улыбкой подошла к Анне.
Анна тоже протянула руки к Полине и тут же отпрянула, увидев свое жалкое отражение в зеркале, висящем за спиной Полины.
- Анна. Ты случайно не больна?
- Нет…Поль, я это…тока встала, погоди, я щас в порядок себя приведу. Только знаешь, у нас такие слуги бездарные, поэтому я тебе кофе предлагать не буду, слишком долго искать этих подонков придется.
Анна закрылась в ванной и, стоя под душем, заплакала. Полина, бывшая горничная Корфа, не умеющая и предложения написать, не сделав по три ошибки в каждом слове, выглядела как представительница русской богемы или, на худой конец, как героиня американского сериала. Анна даже не пыталась прикинуть, сколько денег ушло на Полькин наряд. А камушек на шее! Тут Анна разревелась еще пуще.

Анна привела себя в порядок, нарядилась в серое платье, которое ей подарил Владимир на помолвку. Платье навеяло на Анну приятные воспоминания. Тогда Корф готов был перед ней ползать на коленях, умолять о любви, а сейчас…Анна спустилась в гостиную.

Полина сидела в кресле, изящно закинув ногу на ногу, она курила Vogue, вокруг нее, расставляя приборы на столе, крутилась горничная Дарья, по скромному мнению Анны, отменная нахалка и бездельница.
- Анна, я разыскала прислугу и заставила ее приступить к своим обязанностям.
Дарья, стоя за Полинкиной спиной, в ответ скорчила презрительную рожицу.
- Полина, ты так изменилась! - Сказала Анна своим фирменным звонким кукольным тоном.
- Мелочи! - Полина манерно махнула ручкой, продемонстрировав кольцо с изумрудом. - Хороший стилист, диетолог, косметолог, массажист - всего-то! После тех событий, - тут Анна задумчиво нахмурила лобик - ладно, подруга, будем называть вещи своими именами, после того, как ты меня отмочила ни за что ни про что, Модестыч отправил меня в суперэлитную клинику и каждый день приходил книжки читать. Короче, я подумала-подумала и поняла, что знать - он и есть моя судьба.
Анины глазки округлились.
- Но откуда у Модестыча такие деньги? - Спросила она полушепотом. - Дарья, тебя не учили, что после того, как ты подашь господам кофе, следует пойти вон? - Изобразив на лице оскорбленную добродетель, изрекла Анна. Дарья вильнула бедрами и ушла.
- А что такого? - Развела холеными ручками Полина. - Модестыч теперь состоятельный. - Он совладелец нескольких гостиниц, Мариотт Грандъ Отель, Метрополь, Националь, управляющий и все такое. Я в его дела не лезу. Разве что на прием-другой компанию составлю, живу не напрягаясь. А ты как поживаешь, баронесса Корф, я ведь во время вашей свадьбы в больнице была, а потом Модестыч меня в Москву перевез.
- Ну, во-первых, я не Корф! - Гордо сказала Аннушка. - Я баронесса Платонова-Криворукая!
- Ух ты! - выдохнула Полька с завистью. Круто! Прямо по-иностранному звучит!
- По-модному, - чопорно поправила Анна.
- Да уж, на приеме представь, как эффектно звучать будет. Баронесса Платонова-Криворукая!
- Только эти приемы мне не светят, Полечка! - печально промолвила Аня.
- Это почему? Владимир постоянно в столице проводит время.
- Один. В столицу он ездит один.
- И ты попросись!
- Нет, он ездит туда по делам, а меня не берет, чтобы я в его дела не совалась.
- Блеск! А ты и не ходи по его делам, заведи знакомых, друзей.
- Есть у меня одна подруга в столице, Мария Дармштадская, - Анютка вытерла слезку.
- Вот и езжай к ней в гости!
- Не могу, она девушка Сани Питерского, а он лучший друг Владимира.
- Это замечательно! Вы будете дружить семьями!
- Нет, - Анна печально покачала головой, - Этого никогда не будет.
- Не понимаю, не для того ты себе такого шикарного мужика отхватила, чтобы просиживать свои лучшие годы в этой гнилой деревне! - Полина округлила глазки.
- Здесь моя жизнь, мои воспоминания. Я как вспомню, про покойного дядюшку, прямо слезы наворачиваются. Тогда все было так хорошо и понятно. - Анна отхлебнула чай.
- Платонова, брось фигней болеть, ты что, кино не смотришь, медовый месяц на то и есть медовый. Что, думаешь, твой будет всю жизнь тебя на руках носить? - Полина осеклась, видя, как Анин утренний макияж смывается целым водопадом горючих слезок. - Собирай шмотки и поехали ко мне в Москву, я тебе покажу с каким размахом можно себя на деньги богатого муженька ублажать.
- Как хорошо, мне как раз Владимир пятьсот долларов на месяц выделил. - Заулыбалась Аннушка, сквозь хрустальные слезки.
- Сколько-сколько? Он, что, гонит? Ты даже номер нормальный за такие деньги не снимешь! Я уже не говорю о том, чтобы хорошо поесть! - Полина тряхнула головой и брильянт сверкнул в подтверждении ее слов. - Так что поговори с Владимиром. А я через пару дней тебе позвоню.
Анна проводила Полину, гостья накинула на плечи шелковое пальто с воротничком из розовой норки и важно пошла в поджидающий ее автомобиль - красный Pontiac Firebird 73 года выпуска. Водитель открыл дверцу перед хозяйкой и, перед тем, как исчезнуть в авто, Полина кокетливо помахала ручкой Анне. На прощанье.

читать дальше

Auteur Noir ©2004

back to coma