Библиотека Форума "Бедная Настя"

"Всепоглощающая силы любви". Автор - Auteur Noir.

Автор: Auteur Noir
Название: Всепоглощающая сила любви.
Автор предупреждает, что не несет ответственности за воздействие на психическое здоровье читателей.
Автор вообще не несет ответственности за психическое здоровье читателей.
Права на данный фик принадлежат Автору и только ему.
Любое совпадение с нереальностью является случайным.


Ты то, что ты ешь.

Она жадно следила за ними, шла след в след, принюхивалась, преследовала, она становилась тенью, воздухом тьмой и светом, чтобы стать как можно ближе и как можно незаметней.
Владимир обнимает Лизу, Владимир поправляет ей челку, Владимир держит ее маленькую бордовую сумочку из бархата и с маленькой серебряной застежкой, Владимир подает ей пальто. Он обнимает ее, закрывает ее зонтом от дождя, открывает перед ней дверь автомобиля.
Она смотрит, смотри и снова смотрит. Ее носик прижат к стеклу и скоро совсем расплющится, в глазах слезы, в сердце боль. Каждое прикосновение Владимира к прозрачной Лизиной коже остается бритвенным порезом на пальцах, каждое нежное слово – рваной раной на животе, каждый поцелуй – еще одним шрамом на сердце. Чужая любовь заставляет сердце кровоточить. И, во имя чужой любви, она стала тенью. Ее не видят ни продавщицы цветов, ни праздные посетители кафе, привычно уничтожающие время, разглядывая прохожих. Только собаки вопросительно поднимает морды, когда она проходит мимо них, подобно мягкому порыву северного ветра.
Она любит, она ждет, она кровоточит, она умирает. В ее пальцах яд, губы обкусаны до жемчужных шрамов. Она допивает остатки ее вина, облизывает стакан, чтобы приблизиться к ее совершенству, она прикасается к вещам, которые трогала соперница, она одевается как Лиза, наносит макияж, как Лиза, улыбается, как Лиза, растягивает гласные, как Лиза, но она не Лиза, и она по-прежнему остается незамеченной для всего мира, проходя по его окраине, прижимаясь к узкой линии горизонта.
Сегодня Лиза купила пирожные и шоколад. Она зашла в крохотный бутик и купила вишневый блеск для губ. Свернула за угол и купила букетик фиалок, чтобы украсить твидовое пальто. Лиза шла по опустевшим улицам, сквозь хмурое воскресенье, в поисках станции метро.  Лиза остановилась и прищурилась: хотела разглядеть название улицы.
Она стояла за спиной Лизы и молчала, только печальная улыбка, словно последний всплеск солнца на закате, вспыхнула на ее лице. Она положила Лизе руку на плечо, другой рукой она воткнула в бок скальпель. Лиза развернулась и получила удар в сердце, она упала на мостовую и даже не могла кричать от боли.
Она молча наклонилась над умирающей Лизой и страстно поцеловала ее стремительно тускнеющий рот, так аккуратно, словно вбирая в себя ускользающую жизнь поверженной девушки. Быстро сделала надрез, вскрыв грудную клетку и так же ловко вырвав сердце.
Она вгрызалась в рубиновое сердце, брызгая на платье кровью, ей все равно, ее никто не увидит. Она зачерпнула голубой глаз Лизы. Деликатно обкусала мясо на тонких пальчиках. Повертела в запачканных кровью пальцах сосок и выбросила его в урну. А на место сердца положила букетик фиалок.
Она зашла в подъезд, где сменила грязную одежду на неброские джинсы и плащ. Вышла из подъезда и пошла к станции метро, которую не могла найти Лиза. Встречные мужчины оглядывались ей вслед так часто, что она испугалась, что с одеждой что-то не в порядке.
Она зашла в предварительно заказанный номер в отеле +++, скинула одежду и посмотрела в зеркало. О, она была более чем довольна увиденным. О таком красивом теле ей доводилось лишь мечтать, белокурые локоны до пояса сверкали золотыми искрами в электрическом свете, а томные голубые глаза могли затянуть в свой водоворот любого. Но ей не нужен был любой.
В тот вечер все смотрели только на нее, а она смотрела только на Владимира. И увидев ее бесстыдные синие глаза, Владимир забыл Лизу. Сегодня она танцевала, и ее белое тело было полно темной вязкой страсти, во рту ее был вкус чужой крови, а руки так же ловко обнимали Владимира, как часами раньше потрошили бездыханное тело белокурой красавицы и выдирали ее теплое сердце.  Она танцевала только для него и была только с ним. Все его ночи теперь принадлежали только ей, и все его поцелуи и ласки она прятала в свою потайную записную книжку. Страсть удушающим туманом опиатов тянула влюбленных в сумеречные объятья, и Владимир легко поддавался сладкому дурману, так и не поняв, что так сладко пахнут гниющие куски мяса под открытым полуденным солнцем. Падаль человеческая и перебитые кости были вне его внимания, когда он смотрел в голубые глаза Анны-Лизы. Ибо такова всепоглощающая сила любви.

7.11.2004

Форум "Бедная Настя"