Библиотека Форума "Бедная Настя"

"Сезон Рыбы". Автор - Auteur Noir.

Название: Сезон Рыбы.
Жанр: мистика
Рейтинг: PG-13


Анна зачерпнула воду ладонями и умыла лицо. Так она сделала одиннадцать раз, и каждый раз ей казалось, что лицо, состоящее из серебристых пластинок, смывается, оставляя в руках чешуйки и песчинки ее образа. Не открывая глаза, боясь встречи с зеркалом, она нащупала полотенце и промокнула лицо, вышла из ванны, и, не глядя на полированные поверхности, прошла в спальню.
- Аня, иди ко мне!
- Он узнал меня! Он узнал! Значит, я еще я, - сердце Анны забилось от радости.
Она подошла к зеркалу и посмотрела на свое отражение. Да, это была она. Ее серые глаза, острый подбородок, намокшие крашенные волосы.
- Я люблю тебя, - она села на кровать. – Я буду любить тебя всю жизнь.

Утром Анна стояла под душем. Она закрыла глаза, и на лицо и тело бежала прозрачная вода. Анна расслабилась, а вода становилась все плотней и плотней, ноги обвили водоросли, и мягкие приливы щекотали пальцы песком и крошками ракушек. Вода стала соленой и вязкой, и Анна открыла глаза. Из душа по-прежнему бежала пресная вода. Анна выключила кран, отдернула занавеску, осторожно вышла из ванной, и подошла к зеркалу, чтобы взять рядом лежащий фен, оставив на жемчужном кафельном полу отпечатки босых ножек. Море бирюзовым языком слизнуло улики, и никто не узнал, что здесь ходила Анна.

За столом она сидела напротив Владимира, держа в одной руке нож, а в другой руке - кусок свежего хлеба. Она старалась намазать масло и в то же время забыть песок под ногами и зов ракушек. Она раз за разом намазывала масло, а ей казалось, что она трет одну серебряную рыбу о другую, и гладкие, словно мыло, холодные тушки, цепляются друг за друга чешуйками и те летят Анне в лицо. Вскоре лицо покроется чешуйками, она вся покроется серебряными чешуйками и станет рыбой.

Аня положила хлеб в тарелку, нож на стол, закрыла лицо руками и заплакала. Владимир тотчас подошел к ней и обнял.
- Что случилось, Аня?
- Меня скоро подарят.
- Кому?
- Не знаю. Отправят в никуда в пластиковом пакете. Мое платье будет сверкать, как оберточная бумага и ты будешь скучать по мне.
- Буду, но тебя никуда не отправят, ты всегда будешь со мной, потому что я люблю тебя.
- Море целует мне ноги. За окном нашим притаилась Рыба, и она ждет меня.
Владимир посмотрел в окно и задернул штору.
- Теперь тебя никто не сможет похитить.

После завтрака Анна ушла в сад поливать цветы, а Владимир поднялся в белую комнату, которую держал взаперти уже целую неделю. На полу сидела маленькая девочка в белой пижаме, с черными, как уголь, глазами. Она подняла одну из табличек, которые лежали на полу, и подняла над головой.
- Poisson.
- Ты хочешь есть?
Девочка снова подняла табличку.
- Poisson.
- Я попрошу, чтобы приготовили рыбу и принесли тебе.
Девочка не опускала табличку.
- Что на этот раз ты мне хочешь сказать?
Девочка указала в окно.
Владимир подошел и задернул шторы. Тяжело вздохнул. Что ему еще оставалось делать, как прятать эту девочку у себя в кабинете? Не мог же он рассказать Анне, что нашел девочку в саду, где они с Анной занимались любовью? Точнее, через несколько дней после этого, он обнаружил там сломанный цветок, поднял его и принес домой, поставил розу в черную вазу в своем кабинете, из которого открывался вид на тенистые аллеи, а на следующий день, когда он зашел, он увидел трехлетнюю девочку в белой пижаме сидевшую на столе.
- Кто ты?
Она молчала.
- Как тебя зовут?
Она молчала.
- Ты понимаешь меня?
Она кивнула головой.
- Скажи мне что-нибудь.
Девочка взяла журнал со стола и красным маркером написала на обложке «wait». Затем она подняла журнал над головой, так, чтобы продемонстрировать написанное.

Каждый день она говорила по три слова, хотя сказать говорила, было бы неправильно. Она поднимала с пола листы, на котором красным маркером были жирно выведены слова, и показывала их Владимиру. Он принес ей альбомные листы и маркер, хотя бумаги было предостаточно, она ограничивалась самыми необходимыми по ее скромному мнению словами. Это были странные слова. Английские, немецкие, русские, французские, итальянские. Дважды были названия брэндов. Один раз восклицательный знак. И – сегодня – вопросительный. Что ты будешь делать? Что ты будешь делать с рыбой?
- Я не знаю, что я буду делать, потому что я давно не знаю, что мне делать.

Анна стояла у окна и смотрела, как на геометрически правильных ветвях корабельных сосен серебряные рыбы вьют гнезда. Чешуйки то и дело поблескивали на вечернем солнце, выделяясь на фоне зеленых иголок и рыжих стволов. Голубое небо было неподвижно, стайки маленьких рыбок проплывали над окном.
- Я скоро буду с вами.
Рыба живет на дереве, Рыба вьет гнезда из старых сновидений на ветках оранжевых корабельных сосен. Рыба идет за тобой, оставляя мокрый след на кварцевом песке итальянского кафеля. Ленивая Рыба плыла по горизонту, янтарным глазом освещая землю. Когда она скрылась, наступила ночь.
- Анна, ты идешь спать?
- Иду.

В тот вечер она подняла свои серебряные глаза на Владимира и спросила.
- Ты меня не отпустишь?
- Нет.
- Правда?
- Обещаю.
- Даже если я сама уйду?
- Я не дам тебе уйти. Я буду любить тебя всегда.
- Я тоже.

В тот день Анна на удивление долго сидела перед зеркалом. Она уложила платиновые волосы в красивую прическу, надела серебряное платье, которое так нравилось Владимиру, нарядные туфли с жемчужной вышивкой. Гордо подняв голову, она вышла из комнаты, она шла, и море расступалось перед ней. Рыбы махали ей плавниками, и холодные водоросли склоняли перед ней свои худощавые ветки. Анна приподняла платье и шагнула в ванну, она включила в воду и легла на дно, и шум воды, мешавший ей уснуть, скоро превратился в саму прекрасную колыбельную песню, каких ей не пели даже в детстве.

- Почему он бредит рыбой? – Марья Алексеевна постучала по толстому стеклу аквариума, стоявшего в ее кабинете.
Японцы для снятия стресса проводят по десять минут перед аквариумом. Вода и взмахи серебряных плавничков успокаивают расшатанную нервную систему.
- Его жена утопилась в ванной, - ответил Штерн, заведующий отделением
- Да, я знаю, но причем тут рыба? Насколько я понимаю, его жена не жаловалась на свое состояние и ни разу не обращалась к психоаналитику.
- Нет. Она просто надела платье и утопилась в ванной, а когда он пришел домой и увидел санитаров и милицию и узнал, что жена утопилась, то вышел из дома и перебил все стекла в автомобилях.
- Это же были служебные машины, - возмутилась Марья Алексеевна.
- Что?
- Нет, я так. Кого к нам только не привозят.
- Пациент был доставлен в тяжелом состоянии, пришлось делать инъекцию. В данный момент, он отказывается принимать транквилизатор. Снотворное тоже. Мотивирует тем, что боится потерять контроль над собой. Он говорит, что всегда должен знать, когда за ним придут, чтобы не позволить себя забрать.
- Кто придет? Инопланетяне?
- Рыба.
- Какая рыба? Жена, что ли?
- Нет, серебряная рыба с плавниками. Он сказал «Ей не взять меня с собой». И еще сказал, что эта рыба пришла за его женой.
- Бред. Продолжайте лечение.
Марья Алексеевна еще раз посмотрела на обитателей аквариума.

- Просыпайся, просыпайся, - Анна целовала Владимира в губы, - мы пришли за тобой.
Владимир открыл глаза. С одной стороны стоял Анна, с другой девочка с табличкой в руке, но этот раз там было многоточие.
- Ты пойдешь с нами? – Анна опустилась перед кроватью на колени, - я прошу тебя.
Владимир молчал.
- Ответь мне, – В глазах Анны была мольба.
- Вы знакомы? – Владимир перевел глаза с девочки на Анну.
- Да, и мы уйдем вместе, и будем жить вместе. Я назвала ее Соль.
- А Рыба?
- Мы опередим ее. Уйдем, пока она дремлет.

Телефон зазвонил. Марья Алексеевна соскочила с кресла и побежала в палату странного пациента. Завернув за угол, она остановилась: Владимир, Анна и маленькая девочка в белой пижаме шли вместе. Владимир обнимал Анну за талию, а Анна держала девочку за руку, сама девочка несла в руке шнур от капельницы, сложенный в несколько рядов, как скакалка. Двое санитаров остановились как вкопанные и смотрели на странную компанию. Доктор Штерн, шедший с отчетом к главврачу выронил папку. Двери больницы открылись, и в чистом вечернем воздухе троица растворилась и исчезла. Теперь уже навсегда. Только в палате была найден альбомный лист с красной жирной кляксой. Возможно, это и была точка.

Форум "Бедная Настя"