Библиотека Форума "Бедная Настя"

"Обстоятельства". Автор - Auteur Noir.

Названия: Обстоятельства
Рейтинг: R
Герои: Владимир Корф, Дмитрий (слуга Долгоруких), Александр, Бенкендорф, Жуковский.
Примечание: Действие происходит в вымышленной вселенной. Фанфик участвовал в конкурсе "Кот в мешке"


Начальник тайной полиции, Александр Христофорыч Бенкендорф сидел за письменным столом в своем кабинете и внимательно читал отчет. Бенкендорф что-то подчеркнул в тексте остро отточенным карандашом. Потом, озадаченный сложным вопросом, покусал карандаш.
- Н-да, - он посмотрел в окно. Желтые аллеи Императорского парка припорошила белая крошка снега.
Черный автомобиль в стиле сороковых припарковался у величественного здания. Владимир открыл дверцу автомобиля и вышел на холодный ноябрьский воздух. По привычке сунул руки в карманы, потом вынул и небрежной походкой зашагал к массивным дверям с медными ручками.
- Александр Христофорович, - в кабинете появился бритоголовый в штатском, - он уже здесь.
- Пусть войдет, - Бенкендорф ни на секунду не оторвался от бумаг.

Владимир легко вбежал по лестнице. Здание, у многих внушавшее трепет, не вызывало у него нужного почтения, отчасти потому, что Владимир не признавал ничьих авторитетов, отчасти потому что не считал себя обязанным бояться чего-либо.

Владимир зашел в кабинет начальника тайно полиций так тихо, что Бенкендорф его, казалось, не заметил. Владимир едва заметно улыбнулся.
- А Вы себе не изменяете, - сказал Бенкендорф, убирая папку в стол, - садитесь, - он указал на стул напротив.

- Удивительно, - думал Бенкендорф, - я до сих пор не знаю, на кого он еще работает.
О Владимире Корфе ходили невероятные слухи, говорили, что, разозлившись на отца, который собрался уравнять его в правах с незаконнорожденной дочкой, Владимир ушел из дому и поступил на службу. Бенкендорф ломал голову над тем, как быстро Владимиру удалось завоевать доверие и заработать отличную репутацию человека ответственного, проницательного и при его работе – опасного. До сих пор Владимир работал только на Империю, правда, в этом Бенкендорф начал сомневаться, и считался очень ценным сотрудником. Причиной беспокойства для Александра Христофорыча было то, что в последнее время Владимир стал оказывать большое влияние на наследника. И если бы влияние распространялось на дорогостоящее времяпровождение, выбор автомобилей, траты на круизы или пристрастие к азартным играм, это можно было еще терпеть. Но когда Александр, откровенно скучающий на всех заседаниях, стал проявлять интерес к делам и сам не раз выступил с предложением собственных проектов, Бенкендорф занервничал. Дело было не в том, что идеи Александра были абсурдны, нет, они были весьма логичны и обоснованы, дело в том, что кто-то ненавязчиво пытался заняться управлением Империи с помощью Александра, и Те, кто действительно хотел оказывать влияние на наследника, были весьма недовольны. В том, что наследник поддался влиянию Корфа, а не кого-нибудь другого сомнений не было. Александр отличался тем, что был неуправляем и избалован, друзья его и ровесники не думали ни о чем, кроме развлечений, а к мнению старшего и умного Александр никогда бы не прислушался. Владимир был единственный из его окружения, кто умел просчитать ситуацию и сделать выводы, умел достать информацию и воспользоваться ей, а так же умел расположить к себе, убедить, настоять на своем. И сейчас, находясь под прицелом черных проницательных глаз, Александр Христофорыч чувствовал себя неуютно.
- Черт знает, что на уме у этого Корфа!
А людей непонятных, в силу своей профессии и опыта Бенкендорф держал на прицеле.
Оман, Бахрейн, Саудовская Аравия – эти страны внушали опасение. Бенкендорф слушал Владимира и внимательно, но так, чтоб тот не заметил, изучал его лицо. Кожа молочно-белая, ни намека на загар. Даже наоборот, она стала еще белей, прозрачнее. Черный костюм лишь подчеркивал контраст, кроме того, черный превосходно подчеркивал тонкий силуэт Владимира.
- Он действительно очень красивый, - отметил Бенкендорф, вспоминания, что большая часть дам от пятнадцати и старше, тайно сходила с ума по молчаливому брюнету.
- Я слышал, вы тяжело заболели по приезду в Оман.
- Да, это обыкновенная простуда. Жара на улице и кондиционеры - вещи несовместимые.
- И чем вы лечились?
- Понимаю Ваш сарказм, но там тоже продаются современные лекарства, кроме того, я всегда беру с собой аптечку.
Бенкендорф сделал вид, что ответ его удовлетворил. Хорошо было бы, если бы Корф подцепил одну из тех болезней, который вызывают эпидемии. Его можно было, во-первых, разжаловать за сокрытие данных – ввез болезнь, во-вторых, спрятать в специальное отделение при инфекционной больнице, а потом списать обыкновенную передозировку препарата на невосприимчивость организма к лекарству. Пункт «потом» осуществился бы в том случае, если бы поступил приказ от Них. Кофр вернулся из Азии живой и невредимый, и в данный момент это было большой проблемой, но убрать его ни за что означало вызвать расспросы. Отправить на новое задание, когда он только что приехал, было бы подозрительно, если только сам Корф не высказал желания, но Владимир уезжать не собирался.

Владимир вернулся в гостиницу, проверил, хорошо ли закрыты двери, хотя понимал, что при желании эти двери – не преграда. Он зашел в ванную, включил свет и стал рассматривать свое отражение. Александр Христофорыч заметил перемены в его внешности. Только вряд ли он поверил в его версию. Владимир умолчал о том, что внезапно заболел на третий день пребывания в Омане. Пустынная лихорадка поразила его, когда он возвращался домой после встречи с неким нужным господином. Целый день Владимир просидел в гостиничном номере, принимая лекарства, а потом пришел в себя только через несколько дней. Джамаль, проводник и переводчик, обнаружил его без сознания в гостинице и позвал местного лекаря, старого дряхлого старикашку. Лекарь не отходил от Владимира два дня, единственное средство, что он ему давал – маленькие шарики грязного цвета.
Александр Христофорыч обедал с г-ном Жуковским, главой издательского дома, президентом Союза писателей и просто приятным человеком.
- Защищать Империю – долг каждого подданного, - Бенкендорф подцепил вилкой кусочек ароматного мяса.
- Хм, - только и ответил Жуковский.
- Я не могу понять, как такой человек, как Александр мог попасть под влияние Корфа. Наследник абсолютно неуправляем.
- Они давно знают друг друга.
- Жаль, что Вы увлечены лишь книгами и презентациями новых авторов. Иначе бы Вы насторожились, узнав, что Александр отклонил несколько предложений, и продвинул свои.
- Разве это плохо? Наследник должен думать сам и не позволять кому-либо влиять на принятие решения.
- Нам не угодно, чтобы Александр решал что делать, нам неугодно, чтобы за Александра решали, что надо делать не те люди. И Вы это хорошо знаете, но не прилагаете никаких усилий, чтобы направить наследника на путь истинный, - с расстановкой произнес Александр Христофорыч.

Владимир лежал на кровати, раскинув руки и прикрыв глаза. Он улыбался одному ему известной мысли. В дверь постучали. Владимир взял пистолет и бесшумно подошел к двери, услышав за дверью знакомую декламацию, Владимир фыркнул.
- Старик считает свой пароль оригинальным, - и открыл дверь.
- Странная у вас манера сообщать, что вы – это вы.
- Зато никто не обратит на меня внимания, мало ли что я бормочу себе под нос. Может быть, песенку напеваю.
- Что привело Вас ко мне? – Владимир прислонился к шкафу, продолжая по-прежнему держать пистолет в руке.
- Бенкендорф настроен против тебя, хотя еще пару месяцев назад все было нормально. Очевидно, он испытывает давление свыше. Тебе нужно уезжать.
- Я не для того приехал, чтобы отчитаться и скрыться.
- Ты слишком самоуверен.
Владимир в ответ лишь пожал плечами.
Александр Христофорыч снова листал дело Корфа - вся информация с момента рождения, но не было ничего, что могло навести на нужный след. Да, как только Владимир покинул родительский дом и обустроился в столице он не пропускал ни одной вечеринки и ни одной юбки. Алкоголь и женщины, что в этом такого. Разве что его бросила невеста из-за женщины. В глянцевых журналах был небольшой ажиотаж. Может быть, это и есть верное решение, проглядеть все журналы, обычно там пишут самые бредовые вещи, но в каждой лжи есть точка опоры. Бенкендорф вызвал секретаря и поручил просмотреть все журналы пятилетней давности, где только могла быть подобная информация.

- Как он изменился, - подумал Александр, переводя взгляд с заостренных скул на алебастровые ключицы в распахнутом воротничке рубашки, потом на кофейные тени под глазами, на ломаную линию рта. Взгляд заскользил по тонкой руке, манерно застывшей в воздухе, держащей полуистлевшую сигарету.
- Будешь пить?
Владимир ответил легким кивком.
- Пока тебя не было, я откровенно скучал.
- Зато мне скучать не пришлось, - Владимир приоткрыл глаза, - там весело. Звезды и пустыня.
- Хотел бы я с тобой поехать. Люблю приключения, от столичной скуки скоро мозги засохнут.
Владимир взял потянутый бокал, поднял посмотрел сквозь алкоголь на неяркий свет лампы. Дотянулся и провел тыльной стороной ладони по щеке Алекса.
- Скоро здесь будет не до скуки, я обещаю, - Владимир улыбнулся и отпил из бокала.

Секретарша по имени Настя старательно просмотрела всю информацию в Интернете, нашла всего лишь три упоминания. Тогда она вызвала служебную машину и поехала в библиотеку.
К девушке в форме подошла молоденькая сотрудница и поинтересовалась, чем она может быть полезной.
- Так-то лучше, - подумала Настя, - тем более, девица должна лучше разбираться в сплетнях и журналах, чем эти, - она покосилась на почтенных сотрудниц библиотеки.
Она в двух словах изложила суть дела, и девушка, обещала помочь, хоть и удивилась запросу. Настя тем временем просматривала всю светскую хронику и не замечала, что некий мужчина то и дело оглядывается на нее.
- Гхе, девушка, простите, я, наверное, могу Вам помочь. Я слышал, что Вас интересует, и я могу Вам рассказать больше, тем более, в газетах и журналах Вы ничего не найдете.
Настя недовольно подняла глаза.
- Я в свое время работал у Долгоруких.
- И что?
Мужчина сел рядом и зашептал.
- Дело в том, что дочь Долгоруких была подружкой невесты Корфа. И так часто приезжала к ней. И делилась своими секретами. Так получилось, что я все слышал, о чем они разговаривали в тот вечер.
- Теперь я понимаю Ваш отказ жениться на австрийской принцессе. Мы следили за вами весь вечер. Это не просто встреча давних друзей.
- Значит вы извращенец, если Вам нравится смотреть, - ответил Александр, вертя бокал в руке.
- Гхе, еще неизвестно кто тут…, - Бенкендорф от гнева проглотил слово. - Император будет очень разочарован.
- Вам не стоит говорить отцу, - с вызовом сказал Александр.
- Я ничего не скажу, сделаю вид, что ничего не было, но его, - Бенкендорф кивнул на дверь, намекая на арестованного Корфа, - больше в вашей жизни не будет.
- Вы его убьете?
- Нет, он будет жить, но где – об этом Вы вряд ли когда узнаете. И пока Вы не стали Императором, вам стоит подумать о Вашем поведении. В данный момент Ваши угрозы, а так же любые действия против меня бессмысленны, Император больше доверяет моей информации, чем Вашим словам. А Вы – глупый, избалованный мальчишка. Пора повзрослеть и подумать о цене Ваших удовольствий.

Владимир снова сидел в кабинете Александра Христофорыча.
- Опий, чудесно, - Бенкендорф кинул на стол коробочку, которую оставил Владимиру лекарь. – Интересно, Корф, какие пороки обошли Вас стороной?
Владимир проигнорировал издевательский тон Бенкендорфа.
- Сейчас в Латинской Америке идет волна гражданских войн, мы отправляем туда наших людей с заданием. Вы едет тоже. Благодарите Бога, что Вас отправили на задание, а не посадили в тюрьму.
- В моем случае сидеть в тюрьме было бы безопасней. Из пятидесяти наших сотрудников оттуда вернулось всего четыре.
- На Вашем месте я бы не торговался. Сейчас Вас отведут в гостиницу. У Вас будет час, чтобы собраться, попробуете убежать, вас тот час пристрелят. А теперь, идите.
Владимир подошел к двери, обернулся, слегка склонив голову, так что челка закрыла пол-лица, выгодно подчеркнув точеные скулы и томный взгляд.
- Признайтесь, я вам нравлюсь, - и ослепительно улыбнулся.
В контексте событий ухмылка Корфа показалась Бенкендорфу просто отвратительной.

Конец.

август 2007

Форум "Бедная Настя"